ГлавнаяМир

Приговор бойцу “ДНР” в Беларуси: пропагандистская акция или начало охоты на пророссийских боевиков?

На минувшей неделе СМИ сообщили о беспрецедентном для Беларуси судебном приговоре: впервые был осужден белорус, воевавший против Украины в рядах “ДНР”. Однако непохоже, чтобы белорусские спецслужбы решили всерьез заняться пророссийскими боевиками на своей территории - приговор сепаратисту выглядит скорее как неловкая попытка официального Минска поправить свой имидж в глазах Украины и Запада.

Фото: vitoblsud.gov.by

26 сентября на сайте Витебского областного суда была опубликована информация о том, что 29-летний гражданин Беларуси в закрытом судебном заседании приговорен к 2 годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа (так называемая “домашняя химия”) на основании ч. 1 ст. 363-3 УК (участие в военных действиях на территории иностранного государства).

Статья 363-3 появилась в белорусском законодательстве весной минувшего года специально для того, чтобы правоохранители имели возможность беспрепятственно преследовать участников войны на Донбассе, даже не пытаясь доказать факт наемничества. Однако до сих пор ни одного дела по этой статье не возбуждалось.

Вскоре негосударственные СМИ сообщили, что речь в судебной сводке шла о жителе города Поставы Алексее Ершове, который воевал на юго-востоке Украины в рядах “ДНР”. Таким образом, впервые в Беларуси был осужден пророссийский боевик.

Удивительное рядом

Уже сам факт того, что белорусские спецслужбы внезапно решили взяться за “героев Новороссии” выглядел странным. Вовсе не секрет, что многие белорусы-боевики беспрепятственно возвращаются в Беларусь и кроме профилактических бесед с сотрудниками КГБ им ничего не угрожает. В 2016 году в белорусских негосударственных СМИ была опубликована серия интервью с вернувшимися на родину бойцами “ЛДНР”, в которых они подробно рассказывали о том как воевали и убивали украинцев, какие деньги получали за свою работу, демонстрировали журналистам военные билеты и фотографии с войны. Каждое из таких интервью само по себе было готовым уголовным делом - причем судить боевиков можно было сразу по нескольким статьям УК. Однако никто так и не был арестован. Зато параллельно у белорусов, воевавших на стороне Украины, находили гранаты (боец “Правого сектора” Тарас Аватаров) или обнаруживали злостное хулиганство трехлетней давности (боец “Азова” Стас Гончаров) и сажали на внушительные срока.

Станислав Гончаров на скамье подсудимых
Фото: tut.by
Станислав Гончаров на скамье подсудимых

КГБ даже комментировать ситуацию с пророссийскими боевиками не считала нужным. Лишь после одного интервью, когда экс-боевик батальона “Русь” Сергей Трофимов рассказал не только про убийства украинцев, но и про свое неформальное сотрудничество с витебским КГБ на “должности” интернет-тролля, а прокуратура Луганской области возбудила по факту публикации уголовное дело по ч. 3 ст. 260 УК Украины, белорусские чекисты были вынуждены реагировать. В январе 2017 года они вбросили в негосударственные СМИ информацию о том, что на самом деле на Донбассе Трофимов не воевал, а просто ремонтировал танки, да и вообще он психически нездоров и потому наговорил журналистам всякой ерунды. Сам Сергей Трофимов, как водится, остается на свободе и по сей день.

Сергей Трофимов
Фото: из соцсетей
Сергей Трофимов

Имея такую историю взаимоотношений белорусских спецслужб с боевиками известие о приговоре Алексею Ершову действительно стало неожиданностью. Почему именно он и почему именно сейчас?

Сам Ершов уже вечером 26 сентября свободно общался с журналистами. По его словам, взят под стражу он был 31 мая в кабинете следователя витебского КГБ, почти четыре месяца провел в СИЗО, а суд над ним проходил в закрытом режиме, потому что там оглашались секретные сведения, касающиеся его поездки на Донбасс и деятельности спецслужб. В “ДНР” он пробыл с марта 2016 по май 2017 года, но свое подразделение не назвал - также сослался на секретность информации.

“Это могла быть инсценировка спецслужб”

Какие секретные сведения могли оглашаться на суде над обычным боевиком - непонятно. Однако это не единственное белое пятно в этом деле.

Журналистка телеканала “Белсат” Екатерина Андреева, которой удалось первой побеседовать с осужденным боевиком, считает, что в деле Ершова просто соткано из странностей:

“Взять хотя бы его социальные сети. У Ершова есть обычная страница в ВК, которую он вел на протяжении многих лет (там нет никаких признаков его участия в военном конфликте) и есть страница, созданная в апреле 2017 года под тем же именем, куда буквально в течении нескольких дней были залиты фотографии только с Донбасса - больше ничего на странице нет, “друзья” и “подписчики” почти полностью отсутствуют. Создается ощущение, что страница была создана специально, чтобы общественность получила наглядные доказательства участия Ершова в войне. Или вот пример: в беседе со мной Ершов заявил, что очень доволен тем, как работали с ним следователи из КГБ, что они “очень умные люди” и “дай бог каждому такого следователя”. Это странно, ведь он якобы пробыл в СИЗО больше трех месяцев - логично, если бы у человека возникли претензии к органам. Напрашивается вопрос: а был ли он вообще в СИЗО?”.

Алексей Ершов
Фото: VK
Алексей Ершов

Кроме того, следствие дивным образом не обнаружило признаков наемничества в деле Ершова - хотя общеизвестно, что с 2016 года все бойцы “ЛДНР” имеют стабильные денежные оклады, начинающиеся от 15 тысяч российских рублей (для рядовых).

“Моя версия - это могла быть инсценировка спецслужб, - говорит Екатерина Андреева, - Первое что приходит на ум - это реверанс в сторону Киева (“смотрите, мы арестовали пророссийского сепаратиста”), попытка улучшить отношения на фоне последних скандалов. В то же время мягкость приговора (по ст. 363-3 Ершов мог сесть в тюрьму на 5 лет)  указывает на то, что белорусские власти при этом учитывают и позицию России, не хотят разозлить Кремль”.

Репутация Беларуси под ударом

Как в действительности выглядели следствие и суд над Ершовым остается только догадываться. Однако можно не сомневаться, что белорусские власти в любом случае будут ссылаться на “случай Ершова”, как на доказательство того, что Беларусь вовсе не покорный сателлит России, а даже напротив - действует зачастую вразрез с интересами Москвы и преследует пророссийских боевиков.

Следует признать, что после исключительно мажорного июльского визита Александра Лукашенко в Киев, который изобиловал публичными заявлениями о нерушимости дружбы двух стран, официальный Минск оказалась в центре ряда громких скандалов, изрядно подпортивших имидж Беларуси как надежного партнера Украины.

Фото: пресс-служба президента

Сначала, почти сразу после возвращения Лукашенко из Киева, было опубликовано журналистское расследование, посвященное масштабной торговли Беларуси с “ДНР” и “ЛНР”. Как выяснилось, Беларусь широким потоком направляет на Донбасс алкоголь, продукты питания и бытовую химию, ведет бизнес со структурами, которых СБУ обвиняет в финансировании терроризма, и замешаны во всем этом в том числе крупнейшие белорусские государственные предприятия и концерны. Украинский посол в Минске Игорь Кизим в этой связи заявил, что в случае подтверждения изложенных журналистами сведений, против белорусских компаний будут введены в Украине санкции. Кроме того официальный Киев будет добиваться, чтобы эти предприятия попали и в “черные списки” ЕС.

Примерно через месяц, в конце августа, имиджу Беларуси был нанесен еще более существенный удар. Похищение сотрудниками ФСБ на белорусской территории гражданина Украины Павла Гриба поставило вопрос ребром: либо Москва ни в грош не ставит белорусский суверенитет и ФСБ хозяйничает здесь как у себя дома, либо белорусские спецслужбы оказались соучастниками похищения украинского гражданина. Оба варианта, безусловно, разрушительны для имиджа лукашенковской Беларуси, как нейтрального и независимого государства. (К слову, до сих пор ни Лукашенко, ни кто-либо из представителей правоохранительных органов так и не пояснил, каким образом приехавший в Беларусь Павел Гриб оказался в краснодарском СИЗО).

Наконец, учения “Запад-2017” (со всем апокалиптическим ажиотажем вокруг них) сами по себе были одним большим ударом по международному имиджу Беларуси. 29 сентября начальник Генштаба Украины Виктор Муженко заявил, что российские подразделения не были выведены из Беларуси после маневров. Доказательств этому представлено не было, но даже если слова Виктора Муженко не найдут подтверждения, в глазах западного сообщества и Украины Беларусь - это все равно военный союзник государства-агрессора, с которым они проводят масштабные  совместные маневры. Безусловно, Лукашенко совсем не хочет, чтобы в мире Беларусь олицетворяли с российской военной угрозой, но в контексте учений “Запада-2017” (отказаться от проведения которых не было никакой возможности) де-факто именно так международное сообщество на Беларусь и смотрело.

Военные учения Россия-Беларусь «Запад 2017», Борисов, Беларусь, 20 сентября 2017.
Фото: EPA/UPG
Военные учения Россия-Беларусь «Запад 2017», Борисов, Беларусь, 20 сентября 2017.

Как спасти имидж

В сущности вся внешняя политика Александра Лукашенко, начиная с марта 2014 года, сводится к тому, чтобы по мере возможностей отмежевываться от политики Путина на международной арене и убедить Запад и Украину в том, что Беларусь не является сателлитом России. Стоит признать, что играя в посредника, нейтральную сторону и миротворца, Лукашенко сколотил внушительный политический капитал. Официальный Минск де-факто вышел из международной изоляции, избавился от репутации последней диктатуры Европы, с Беларуси были сняты санкции и к нарушениям прав человека Запад стал относиться терпимее. Вашингтон, Брюссель и Киев действительно оценили то, что Лукашенко не оказался втянут в агрессию против Украины и другие авантюры Кремля.

Скандал с похищением Павла Гриба и совместные военные учения явно портят имидж Беларуси как нейтральной стороны (чему, разумеется, не могут не радоваться в Москве) и на эти вызовы белорусским властям надо как-то реагировать. Даже если в деле Ершова нет никаких подводных камней и все это лишь результат честного исполнения своих обязанностей витебскими чекистами - на данной теме все равно будут спекулировать: вот, мол, Беларусь - это не “рай” для боевиков, их здесь преследуют.

Другое дело, что эти спекуляции вряд ли будут убедительными: даже если говорить исключительно об отношении к пророссийским боевикам, то нет никаких оснований считать, что КГБ действительно за них взялся - просто потому, что сведений о других арестах и судах нет, а Ершов - это далеко не единственный ДНРовец в Беларуси. Что уж говорить о других проблемных вопросах. Два года “домашней химии” - этого явно недостаточно для улучшения имиджа белорусского государства.

Игорь ИльяшИгорь Ильяш, журналист (Беларусь)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram