ГлавнаяМир

Торг России и Запада. На кону – Пекин

Министр иностранных дел России Сергей Лавров посетил Китай с официальным визитом. Это произошло сразу после скандальных переговоров США и КНР на Аляске, где китайские власти прямо обозначили своим американским партнёрам: Соединённые Штаты более не глобальный лидер. Сам факт приезда главы внешнеполитического ведомства РФ в Китай после инцидента на территории северного американского штата говорит о том, что Пекин в срочном порядке ускорил переговоры по созданию международной антиамериканской коалиции. Штаты отвечают зеркально, создавая альянсы в Европе и в странах Индо-Тихоокеанского региона.

В то же время сама Россия не спешит утонуть в объятиях КНР. Между двумя странами накопилось множество неразрешённых вопросов, никто не отменял китайской экспансии – мягкой и не очень – на российских землях. Вот почему поездку Лаврова в Пекин можно смело охарактеризовать как попытку определённого торга. И этот торг происходит у России не с Китаем, а с Западом. На кону якобы сближение Москвы и Пекина.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Китая Ван И на совместной пресс-конференции в Гуйлине, Китай, 23 марта 2021 .
Фото: EPA/UPG
Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Китая Ван И на совместной пресс-конференции в Гуйлине, Китай, 23 марта 2021 .

Шантаж Кремля

После очередного раунда переговоров в Китае глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что диалог России и ЕС ныне находится на отметке ниже ноля. «У Москвы нет отношений с Евросоюзом как организацией, они все были уничтожены Брюсселем. И пока на Западном фронте у нас без перемен, на Востоке у нас очень интенсивная повестка дня, которая с каждым годом становится все богаче», – сказал министр.

Конечно, это заявление можно воспринимать по-разному: и как элемент определённого заигрывания с китайской стороной, и как обозначение полуправдивой реальности (ведь непонятно, куда же делся строящийся Северный поток-2, весомый товарооборот, российский оффшорный капитал и прочее). Однако данное обращение Лаврова также можно воспринимать и как элемент торговли. Торговли с Западом.

В Кремле все понимают, что Соединённые Штаты и коллективный Запад не хотят противостоять глобальной коалиции во главе с Китаем, где Россия будет играть одну из определяющих ролей. Вашингтон, Лондон и Брюссель точно не желают, чтобы КНР сформировала ось совместно с РФ, Турцией и Ираном. Поэтому американцам в особенности точно не выгодно сближение Москвы и Пекина. Этой политике уже много десятков лет. И для россиян здесь нет ничего удивительного.

Отсюда и определённый шантаж со стороны Кремля. Последний показывает своим западным визави: если продолжится давление, ужесточатся санкции, усилится присутствие США и НАТО в Восточной Европе и на других важных для нас рубежах, мы выступим против вас единым союзом с Китаем.

Однако всё это в определённом смысле является фикцией. Ведь Россия сама побаивается мощи КНР. У Москвы и Пекина есть очень много неразрешённых вопросов, которые в последующем могут подорвать стратегическую безопасность РФ. Поэтому всё, что будет делать Кремль, это маневрировать между Востоком и Западом с тем, чтобы удержаться на плаву во времена большого шторма.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Китая Ван И на совместной пресс-конференции в Гуйлине, Китай, 23 марта 2021 .
Фото: EPA/UPG
Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Китая Ван И на совместной пресс-конференции в Гуйлине, Китай, 23 марта 2021 .

Улыбки и территориальные споры

Если вы прочитаете интервью Сергея Лаврова китайским СМИ, опубликованное за день до визита в КНР главы российского МИД, то вы увидите, что между странами нет никакого паритетного сближения. Москва понимает, что Китай – ведущий экономический гигант, а Россия – догоняющая страна, которая рядом с Поднебесной может выполнять важные, но отнюдь не первые роли. Всё, что было важным в беседе Лаврова с китайскими медиа, – это заявление главы внешнеполитического ведомства РФ о необходимости уменьшить зависимость от доллара при использовании других иностранных валют (к примеру, юаня). Впрочем, здесь вновь-таки речь идёт о зависимости России от Китая.

Ранее глава МИД Китая Ван И заявил, что Пекин и Москва договорились об автоматическом продлении на очередной пятилетний срок Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. И добавил, что пролонгация документа даст дополнительный импульс отношениям двух стран.

«Мы договорились об автоматическом продлении данного договора, и мы должны постоянно придавать этому договору новое наполнение с учётом реалий эпохи, чтобы он адаптировался к новым условиям российско-китайских отношений», – заявил он перед переговорами с российским коллегой.

Министр иностранных дел Китая Ван И
Фото: EPA/UPG
Министр иностранных дел Китая Ван И

Встреча двух министров проходила в очень радостной атмосфере, все улыбались. Однако это – поведение дипломатов напоказ. А что скрывается за этим? Определённые негативные тенденции.

20 лет назад между Россией и Китаем действительно был подписан Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Да только не стоит забывать, что в процессе урегулирования территориальных споров страны заключили несколько двусторонних соглашений с 1992 по 2008 годы. Из-за последних Россия передала китайской стороне остров Даманский, часть территории острова Большой, остров Тарабаров и западную часть острова Большой Уссурийский. Отобранные территории находятся в непосредственной близости от стратегической точки – российского Хабаровска.

Только в 2005 году, когда начало действовать «Дополнительное соглашение между РФ и КНР о российско-китайской государственной границе на ее Восточной части», подписанное в 2004-м в Пекине Путиным и Ху Цзиньтао, Россия в рамках демаркации границ лишилась островов Тарабаров и Большой Уссурийский. Взамен она получила письменные гарантии от китайских властей, что те не будут вспоминать о других территориях, которых лишился Китай в1858 и 1860 годах, когда подписал с царской Россией Айгунский и Пекинский договора.

Президент России Владимир Путин и президент Китая Ху Цзиньтао после подписания соглашений в Пекине, 14 октября 2004 г.
Фото: EPA/UPG
Президент России Владимир Путин и президент Китая Ху Цзиньтао после подписания соглашений в Пекине, 14 октября 2004 г.

Вся эта история говорит о том, что за двадцать лет работы Договора о добрососедстве Китай планомерно отбирал российские земли. И ныне у россиян нет никаких гарантий, что КНР не продолжит свою экспансию на территориях РФ.

И действительно, когда в 2020 году посольство России в Пекине опубликовало заявления по случаю 160-летия с момента основания Владивостока, китайские власти через государственные СМИ ответили, что вопрос с возвращением этой территории всё ещё актуален.

Владивосток – это центр Дальневосточного российского федерального округа. Это – та территория, которая ранее принадлежала Китаю. Так вот в 2019 году товарооборот региона с КНР составил более $10 млрд. С каждым годом этот показатель постоянно растёт.

«По итогам 2019 года, товарооборот регионов Дальнего Востока России и Китая вырос на 8% по сравнению с 2018 годом и составил $10,5 млрд. За 7 месяцев 2020 года объем торговли составил $5,8 млрд, что соответствует аналогичному периоду прошлого года», – заявил представитель президента РФ в ДФО Юрий Трутнев.

Ныне множество китайских компаний разной направленности (медицина, энергетика, сельское хозяйство) создают производства на дальневосточных территориях опережающего развития (ТОР) с налоговыми льготами. К тому же не стоит забывать о дешёвой китайский рабочей силе, которая значительно влияет на экономику Дальнего Востока, вытесняя оттуда россиян.

Контейнеровозы загружаются в порту Циндао
Фото: EPA/UPG
Контейнеровозы загружаются в порту Циндао

Поэтому российское руководство, улыбаясь своим китайским коллегам, отчётливо понимает, что китайская приграничная угроза в последующем будет становиться всё более актуальной.

Индия и другие препятствия

Между Россией и Китаем наметились и другие противоречия. В некоторой степени они связаны с индийским направлением. Для РФ Индия остаётся ключевым партнёром в регионе. Причина очевидна – важнейшая торговая площадка и огромный рынок вооружения. К тому же она является для Москвы определённым союзником, который в состоянии сдерживать Китай.

В последнее время индийский рынок вооружений становится всё более конкурентным для России, которая долгое время занимала там лидирующие позиции. Теперь же в Индии продают оружие и комплектующие многие игроки: США, Франция, Великобритания, Израиль, Украина и другие. Доля российского оборонного товара там с каждым годом уменьшается. Поэтому любое сильное заигрывание с Пекином со стороны Москвы будет чревато потерей позиций на индийской платформе.

Простой пример – фактический срыв со стороны РФ поставок компонентов зенитно-ракетных систем С-400 «Триумф» в Китай. Они были остановлены на неопределённый срок. Первоочередная причина – недавно произошедший приграничный конфликт Индии и КНР. Москве нужно было показать Нью-Дели, что ей всё ещё можно доверять.

Президент России Владимир Путин приветствует премьер-министра Индии Нарендра Моди (слева) и председателя КНР Си Цзиньпин (справа) на саммита БРИКС в Уфе, 09 июля 2015 года.
Фото: EPA/UPG
Президент России Владимир Путин приветствует премьер-министра Индии Нарендра Моди (слева) и председателя КНР Си Цзиньпин (справа) на саммита БРИКС в Уфе, 09 июля 2015 года.

Здесь также нужно вспомнить о разборке китайцами различного российского вооружения и его дальнейшей сборке, продаже, но уже на площадках КНР.

Важно также помнить о существовании отдельного дипломатического канала между Россией и Индией. Нью-Дели давно агитирует Россию присоединиться тем или иным образом к платформе в Индо-Тихоокеанском регионе, которую возглавляют Соединённые Штаты. Речь идёт в первую очередь об антикитайском союзе по линии США – Индия – Япония – Южная Корея и ряд других азиатских стран.

Взамен же РФ может получить от индийской стороны полную поддержку проекта «Большая Евразия», который позволит России развернуться на Восток и начать более тесную кооперацию со странами Азии.

Есть ещё один немаловажный нюанс, который влияет на взаимоотношения Москвы и Пекина, – это экспансия Китая на те страны, которые Россия воспринимает в качестве своих вотчин или зон влияния. Речь идёт о государствах Кавказа, Средней Азии, Ближнего Востока, Африки. В особенности – о странах Восточной Европы. Россиянам очень не нравится, что Беларусь (которая более зависит от китайских денег, чем от российских), Украина (которая так или иначе ведёт бизнес с КНР), страны Балтии (участвующие в транзите китайских товаров) напрямую взаимодействуют с китайцами. 

***

Поэтому говорить о каком-то намечающемся крепком союзе Москвы и Пекина не приходится. Россияне будут стремиться к получению стратегической выгоды, а не к полному проникновению со стороны КНР. Следовательно, здесь стратегия РФ более похожа на торг и шантаж Запада. Последний уже сам уверовал в то, что российско-китайский союз возможен. Поэтому будет делать всё, чтобы этого объединения не произошло. И здесь пока единственный путь – постоянный диалог с Россией при определённом давлении. 

Для Украины и Восточной Европы всё это выглядит не очень радужно, так как подобные действия Запада создают для РФ пусть и ограниченные, но всё же возможности по дальнейшей агрессии. 

Александр ДемченкоАлександр Демченко, редактор відділу "Світ"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram