ГлавнаяОбществоЖиття

Это кладбище. Там спокойно.

«Это кладбище. Там спокойно, потому что там нет живых и некого бояться». Пояснение одиннадцатилетнего мальчика к собственному рисунку. К обыкновенному детскому рисунку. Мальчик живет в воюющем регионе Украины. Это мы, взрослые, довели его до таких слов и таких рисунков. Что ждет этих детей, какое будущее? Путину они неинтересны. Интересны ли они нам?

Дети-переселенцы в Зайцево, Донецкая область
Фото: UNHCR/Maks Levin
Дети-переселенцы в Зайцево, Донецкая область

Сомневаюсь. 22 декабря 2015 года в Киеве состоялась скромная конференция «Психология войны: пережить травму». Прессы там не было. Украинским масс-медиа это неинтересно. Как и российским. Рисунок и пояснение – оттуда, с этой конференции. Три десятка психологов и волонтеров делились впечатлениями. Не более тридцати человек, остальным, миллионам, это неинтересно.

В основном – женщины. Мужчины не любят проникаться чужой болью. Ни одного неискреннего сообщения, ни одной фальшивой эмоции, ни одного патетического призыва. Обыденные слова очевидцев и участников о длящейся трагедии. Усталые женщины не излучали оптимизма. Со стен смотрели на нас детские рисунки со страшными, недетскими пояснениями.

Кем будут эти дети, когда станут взрослыми? Ненавидящих окружающих садистами? Униженными жизнью алкоголиками и наркоманами? Вечными зэками, неприспособленными к вольной, ответственной жизни? Я думал об этом тогда, трезво осознавая, что круг этих женщин, пытающихся спасать детей, бегущих от нас, взрослых украинцев, к зияющей пропасти во ржи (по Сэлинджеру), очень мал. И будет еще меньше. Потому что мы привыкаем к тому злу, которое сами активно или пассивно спровоцировали. Ни министр образования, ни министр социальной политики не решатся, наконец, готовить не полуграмотных имитаторов, а полноценных специалистов, психологов и социальных работников, умеющих эффективно работать с такими детьми, удерживая их от непоправимого.

В той аудитории 22 декабря не было ни одного «академика», ни одного «ученого», готовящего диссертацию.

Две совершенно различные Украины, в одной – агрессивно лепят будущее какой-то бессмысленной парламентской коалиции, в другой – спасают детские души. Две непересекающиеся полями страны, в одной – карьера, успех, богатство, в другой – желание (и умение!) унять чужую боль, согреть.

Сотни отечественных имитаторов с отпечатанными на цветном принтере самопальными дипломами и сертификатами, десятки зарубежных «специалистов», потоком хлынувшим в Украину… и самоотверженная работа одиночек над пропастью во ржи, неинтересных собственной стране.

Что дальше?

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram