ГлавнаяМир

Лукашенко и кризис мигрантов. Путин в выигрыше

Миграционная война, которую Лукашенко развязал против Евросоюза, похоже, достигает своей кульминации. Кремль в этой ситуации старается оставаться в тени, но именно Владимир Путин, вероятней всего, окажется главным бенефициаром данного кризиса.

Фото: EPA/UPG

Утром 8 ноября в белорусских телеграмм-каналах стали распространяться кадры большой колонны мигрантов, которые организованно двигались по трассе в сторону польской границы. Их сопровождали силовики с оружием. Не дойдя до пункта пропуска Брузги-Кузница, мигранты свернули в лес, где вскоре предприняли попытку прорвать заграждения на польской границе. Для этого они использовали палки, брёвна, топоры и лопаты. Польские пограничники прорыва не допустили, в отдельных случаях использовался слезоточивый газ.

«Крупнейшая попытка силового вторжения в Польшу», – так охарактеризовал происходящее министр-координатор спецслужб Польши Станислав Жарын. Всего на границе было оперативно сосредоточено около 12 тысяч польских военнослужащих, а силы территориальной обороны приведены в состояние повышенной готовности. Польша полностью остановила движение через пограничный переход «Кузница». «По ту сторону границы есть желание вызвать большой инцидент, желательно с выстрелами и смертями», – отметил заместитель главы польского МИДа Петр Вавжик.

Заместитель главы польского МИДа Петр Вавжик
Фото: Wiktor Taszłow / Radio Kielce
Заместитель главы польского МИДа Петр Вавжик

Кровопролития пока что удается избежать, но мигранты не уходят: они разожгли костры и разбили палаточный лагерь на границе с Польшей. По оценкам польской стороны, в этом лагере по состоянию на 9 ноября оставалось около тысячи человек. В целом в белорусских лесах у границы с Польшей может находиться до 3-4 тысяч мигрантов.

Польша и другие европейские страны называют происходящее «гибридной агрессией» режима Лукашенко против Евросоюза. В НАТО заявляют, что внимательно следят за ситуацией. Генеральный секретарь Йенс Столтенберг подчеркнул, что альянс солидарен с Польшей и назвал происходящее «нападением режима Лукашенко». Госдепартамент США обвинил официальный Минск в подрыве мира и безопасности в Европе.

Польские военнослужащие укрепляют линию границы колючей проволокой на белорусско-польской границе в Гродненской области 9 ноября 2021 года
Фото: EPA/UPG
Польские военнослужащие укрепляют линию границы колючей проволокой на белорусско-польской границе в Гродненской области 9 ноября 2021 года

Власти Беларуси реагируют на происходящее в лучших традициях гибридных войн: они отрицают очевидное и возлагают всю ответственность на того, кто подвергся атаке. Госпогранкомитет Беларуси заявил, что беженцы просто «самоорганизовались», а пойти на прорыв границы их подвигло «равнодушие и бесчеловечное отношение польских властей». При этом в действиях самих мигрантов белорусские власти ничего противозаконного не видят и не считают их поведение агрессивным. Вместе с тем, к границе были стянуты внутренние войска – на случай, если «туристы» решат вернуться и попытаются прорываться в обратном направлении.

Абсурдные заявления госорганов сопровождаются пропагандистской истерией в духе «распятого мальчика». Лукашенковский агитпроп выставляет поляков «фашистами» и «карателями», спекулирует на страданиях женщин и детей, раскручивает фейки. Одновременно пропагандисты прямым текстом говорят, что Лукашенко способен решить проблему с мигрантами “по щелчку” – нужно только, чтобы Европа попросила об этом белорусского диктатора.

Фото: EPA/UPG

Шантаж как политический стиль

Миграционный кризис на границе Беларуси и ЕС начался в конце мая, вскоре после инцидента с принудительной посадкой в Минске самолета Ryanair, на борту которого был один из основателей Telegram-канала NEXTA Роман Протасевич. Скандальные действия белорусских властей в воздушном пространстве вынудили ЕС пойти на решительные меры: было прекращено авиасообщение с Беларусью, а против режима Лукашенко впервые в истории были введены секторальные санкции. Ответом на эти беспрецедентные ограничительные меры и стал миграционный кризис, инспирированный режимом Лукашенко.

Власти Беларуси даже не скрывали, что рассматривают миграционный вопрос в качестве механизма шантажа ЕС. Еще в конце мая Лукашенко пообещал, что теперь западные страны будут вынуждены самостоятельно «ловить» мигрантов. Тогда же глава МИД Беларуси Владимир Макей пригрозил прекратить сотрудничество с ЕС в вопросах нелегальной миграции, «если на Западе не одумаются». После этих заявлений Литва, Латвия и Польша стали фиксировать взрывной рост нерегулярной миграции через территорию Беларуси. Только на польской границе к середине октября 2021 года было зафиксировано около 20 тысяч попыток незаконно попасть в Евросоюз.

Глава МИД Беларуси Владимир Макей
Фото: EPA/UPG
Глава МИД Беларуси Владимир Макей

Мигранты прибывают в Беларусь по воздуху – начиная с лета 2020 года, компания «Белавиа» значительно увеличила количество прямых рейсов из стран Ближнего Востока. Власти Беларуси через ряд уполномоченных турфирм массово выдают туристические визы уроженцам Ближнего Востока, желающим нелегально попасть в ЕС. После прибытия в Национальный аэропорт Минска беженцев организованно везут в белорусскую столицу. Там они закупаются сим-картами, теплой одеждой и походной экипировкой. Когда формируются группы, мигрантов на автобусах везут к границе с ЕС. Белорусские пограничники ищут безопасные места для перехода, а иногда, как утверждают польские власти, даже сами создают проходы в проволочном заграждении. По данным инициативы бывших белорусских силовиков ByPol, операция по организации канала нелегальной миграции получила название «Шлюз». В нее активно вовлечены КГБ и Пограничный комитет.

Замысел гибридной атаки на Евросоюз строился на искренней убежденности Лукашенко в том, что западные политики – безвольные, ни на что не способные люди, которые пойдут на попятную как только на них надавишь. Однако блицкрига не получилось. Польша, Литва и Латвия решили не пропускать мигрантов на свою территорию, а возвращать в Беларусь. Одновременно страны ЕС пошли на чрезвычайные меры по обороне своих границ: они устанавливают заграждения, привлекают к защите своих рубежей армию и другие силовые структуры. В результате доля успешных переходов границы резко сократилась. По данным Пограничной стражи Польши, благополучно пересекают границу только около 5% мигрантов.

Фото: Polska Policja/Twitter

Тупик и эскалация

Евросоюз не проявил ни малейшего желания сесть за стол переговоров с Лукашенко. Напротив, страны ЕС готовят в отношении официального Минска очередной пакет санкций, который должен быть принят в ноябре. Таким образом, задача, которую ставили перед собой белорусские власти, организовывая миграционный кризис, решена не была. Более того, ситуация на международной арене для официального Минска только ухудшилась, ведь на Западе режим Лукашенко стали воспринимать как угрозу европейской безопасности.

Лукашенко действительно оказался в очень непростой ситуации. К концу сентября стало ясно, что миграционный кризис приобрел черты «войны на истощение», шансов победить в которой у Беларуси практически нет. Причем время объективно работает против официального Минска. С одной стороны, для выходцев с Ближнего Востока белорусский маршрут неизбежно будет становиться всё менее привлекательным из-за решительных оборонительных мер ЕС и приближающейся зимы. С другой стороны, по мере укрепления европейских границ все больше мигрантов начнут застревать в Беларуси, что в перспективе может трансформироваться во внутреннюю проблему для самой диктатуры.

Однако Лукашенко не способен признать свое поражение – это противоречит его политическому имиджу и может иметь деморализующий эффект для силового блока. Поэтому в октябре был взят курс на эскалацию. Провокации на польской границе стали регулярным явлением. Сообщалось о нескольких случаях, когда белорусские пограничники стреляли холостыми в сторону поляков, имитировали бросок гранаты, незаконно пересекали границу с оружием в руках и, наконец, организовывали мигрантов на силовой штурм пограничных заграждений группами по 60-70 человек.

Поскольку все эти инциденты ни к чему не привели, Лукашенко 8 ноября перешел в генеральное наступление, бросив на прорыв в районе погранперехода «Кузница» сразу несколько тысяч человек. Как максимум, таким образом он рассчитывает добиться коренного перелома в противостоянии и всё-таки вынудить Запад ослабить санкционное давление. Как минимум – спровоцировать события, которые можно было бы хотя бы на пропагандистском уровне презентовать как достойный выход из миграционной войны.

Россия в выигрыше

В Варшаве считают, что Россия также несет ответственность за гибридные атаки белорусского режима. Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий в ходе своего выступления в Сейме 9 ноября отметил, что за действиями Лукашенко стоит Россия и происходящее на белорусско-польской границе следует рассматривать как часть ее имперской политики. Схожее заявления он делал и ранее.

Матеуш Моравецкий выступает в Сейме
Фото: EPA/UPG
Матеуш Моравецкий выступает в Сейме

Москва свою причастность к кризису отрицает и вообще старается оставаться в тени. В августе канцлер Германии Ангела Меркель в ходе своего визита в Москву затрагивала миграционный вопрос на переговорах с Путиным. Но Путин от разрешения от этой проблемы демонстративно самоустранился: он заявил, что России это не касается и посоветовал европейским политикам обращаться с подобными вопросами непосредственно к властям Беларуси. Последние события на границе в Кремле прокомментировали также весьма сдержанно: Дмитрий Песков назвал ситуацию «напряженной и тревожной» и указал на необходимость «ответственного поведения всех сторон».

Стоит признать: на сегодняшний день нет прямых доказательств того, что гибридные атаки на Евросоюз управляются из Москвы. Роль России не следует преувеличивать: трудно представить, что белорусский режим выступает в данном конфликте всего лишь в роли прокремлевских прокси. Лукашенко ведет здесь свою игру, победа в которой позволит ему укрепить свои внешнеполитические позиции, в том числе и в отношениях с Россией. Вместе с тем очевидно, что Лукашенко не решился бы на такую масштабную авантюру без одобрения Путина.

Правда заключается в том, что курс Лукашенко на жесткую конфронтацию с Западом полностью соответствует интересам Кремля. Для российского руководства нынешние события на белорусско-польской границе – это способ проверить готовность Запада противостоять гибридным угрозам. Чем бы ни закончилась эта проверка, Путин в любом случае окажется в выигрыше.

Белорусское информагентство Белта предоставило фото поврежденного участка забора на белорусско-польской границы в Гродненской области, Беларусь, 9 ноября 2021 года.
Фото: EPA/UPG
Белорусское информагентство Белта предоставило фото поврежденного участка забора на белорусско-польской границы в Гродненской области, Беларусь, 9 ноября 2021 года.

Если Европа дрогнет – это станет для Москвы доказательством того, что Евросоюз слаб и его можно принудить к уступкам даже в тех вопросах, которые непосредственно затрагивают европейскую безопасность. Это знание способно предопределить российскую политику в регионе на годы вперед. Если ЕС проявит характер и выработает эффективный ответ на гибридную атаку – это окончательно загонит Лукашенко в угол и упростит Кремлю задачу по поглощению Беларуси.

Есть, пожалуй, только один сценарий, которого в Москве хотели бы избежать – это перерастание миграционного кризиса в открытое вооруженное противостояние на белорусско-польской границе. В таком случае Россия больше не сможет оставаться в тени, ведь Москва воспринимает Беларусь как часть своего оборонного пространства. А рисковать из-за Лукашенко столкновением с НАТО (или хотя бы просто новым витком политической и экономической конфронтации с Западом) в Кремле явно не намерены. Да, любой вооруженный инцидент на границе даст Москве повод разместить в Беларуси российские войска. Но в данном случае игра не стоит свеч: вопрос военного присутствия в Беларуси Путин планирует решить тихо и ничем не рискуя.

Ігар ІльяшІгар Ільяш, журналіст (Білорусь)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram