ГлавнаяМир

Три вопроса для суда: кто, где и чем сбил МН17?

В судебном процессе о сбитом рейсе МН17 началась новая фаза – суд перешел к рассмотрению уголовного дела по сути. Уже вначале процесса стало понятно: ждать приговора для России в этом году не стоит.

Родственники прибывают в суд, чтобы следить за процессом по сбитому малазийскому боингу MH17, Ньивегейн , Нидерланды, 9 марта 2020 г.
Фото: EPA/UPG
Родственники прибывают в суд, чтобы следить за процессом по сбитому малазийскому боингу MH17, Ньивегейн , Нидерланды, 9 марта 2020 г.

Прошло более года с тех пор, как 9 марта 2020 года в юридическом комплексе Схипхол, расположенном рядом с одноименным международным аэропортом, состоялось первое заседание. Всего в первой фазе слушаний, которая была посвящена исключительно оценке готовности дела к рассмотрению по сути, суд заседал 23 раза. Важно отметить, что обсуждение касалось преимущественно одного обвиняемого – подполковника ВДВ российской армии в отставке Олега Пулатова, который в 2014 году возглавлял подразделение так называемого Главного разведывательного управления самопровозглашенной ДНР. Ему и еще двум русским – Игорю Гиркину (Стрелкову), Сергею Дубинскому и украинцу Леониду Харченко – инкриминируют то, что они доставили на оккупированные территории, обеспечили логистику и охрану «Бука», из которого потом был сбит МН17, убив таким образом 289 человек.

Как следует из записей перехваченных телефонных разговоров, именно Пулатов затребовал серьезную систему противовоздушной обороны против украинской авиации, так как на тот момент боевики несли потери в результате атак с воздуха, производимых с высоты, которую уже не могли достать зенитные установки.

Фото: donetsksite.wordpress.com

Отрывок из этого разговора:

Дубинский: (…) если сюда сегодня вечером привезут БУК-М (…), он к вам сразу приедет. Так?

Пулатов: Очевидно.

Дубинский: Этот «Бук» – наша единственная надежда, больше мы ничего не можем. Так ведь?

Пулатов: Да.

Непосредственно Дубинский (прозвище «Хмурый», отставной полковник ГРУ, который на тот момент был заместителем так называемого министра обороны Гиркина и возглавлял военную разведку, – LB.ua) был ключевым организатором доставки «Бука» из РФ.

Другой обвиняемый, Харченко, исполнял роль ответственного за охрану и логистику установки.

Обвинение утверждает, что 17 июля 2014 года, вскоре после того, как был сбит MH17, в 16:48:44, Харченко звонит Дубинскому и говорит, что они «на месте» и только что сбили «Сушку».

Отрывок из перехвата:

Харченко: Мы на месте. Одну сушку уже сбили.

Дубинский: Молодцы, ай, молодцы. Одну сушку сбили – молодцы… Леня… А что тебе делать там… Оставишь одну роту на прикрытие Бука и уйдешь сюда, наверное. Одну штурмовую оставишь. Что тебе там делать? У тебя здесь работы хватает. И Гюрза уйдет сюда же.

Прокурор также утверждает, что в 19:52 Пулатов и Дубинский звонили друг другу. В этом разговоре Дубинский спрашивает: «Скажи, а стрелял наш Бук или нет?». На что Пулатов отвечает: «Бук сбил Сушку после того, как Сушка сбил Боинг», а через несколько минут, в 19:54 Дубинский звонит Гиркину.

Слева-направо: Игорь Гиркин (Стрелков), Сергей Дубинский, Олег Пулатов и Леонид Харченко
Фото: Главное
Слева-направо: Игорь Гиркин (Стрелков), Сергей Дубинский, Олег Пулатов и Леонид Харченко

Вот отрывок из этого разговора:

Дубинский: Значит, наблюдали из Снежного и наши наблюдали, значит, смысл в чем. Сушка вальнула Боинг бл.., а уже сушку потом через, она заход когда делала второй бл… по кругу. Наши вальнули «Буком». И это наблюдало до х… нашего народа. «Гюрза» сейчас доложит.

Гиркин. Вот так вот. Я понял. Хорошо.

Дубинский: Сушка вальнула Боинг, бл…, а сушку уже наши Буком еба....ли

Гиркин: мг.

Дубинский: Хорошая новость?

Гиркин: ну не знаю. Я что-то, честно говоря, не очень в это верю.

Дубинский: Да все равно на нас свалят, что мы завалили, понимаешь…

Несмотря на то, что состоянием на сегодня обвинение выдвинуто четырем, причем ни один из них в суд не явился, только Пулатов представлен адвокатами из нидерландской юридической фирмы – Сабине тен Дуссхатэ (Sabine ten Doesschate) и Баудевейном ван Эйком (Boudewijn van Eijck). В соответствии с процедурой, защита на стадии предварительной оценки имеет право требовать провести дополнительные расследования, запрашивать информацию, привлекать экспертов. Этим в полном объеме воспользовались представители Пулатова, заявив с самого начала судебных слушаний, что «не оставят ни одного камня неперевернутым».

Избранная тактика была проста – подорвать доверие к результатам расследования, для чего были использованы практически все тезисы российской пропаганды. Например, защита Пулатова не исключила, что «Бук» принадлежал украинской армии, а самолет был сбит по ошибке, как это уже было, когда 4 октября 2001 в ходе учений украинская армия по ошибке сбила ракетой авиалайнер «Сибирских авиалиний» №1812.

Другой пример продвижения российской дезинформации – версии защиты о том, что МН17 мог быть сбит украинским истребителем, или та, в соответствии с которой украинская авиация использовала гражданские самолеты в качестве щита. Для этого в суде было продемонстрировано видео, на котором девушка, одетая в камуфляж и которая представилась жительницей Славянска, рассказывает о том, как якобы украинские военные самолеты бомбят мирный город, используя в качестве щита гражданские самолеты. «Использовали гражданские самолеты как живой щит, когда бомбили военные цели для того, чтобы «ополченцы» сбили самолет ракетой. Если подозрения правдивы в отношении того, что украинцы использовали гражданский самолет как человеческий щит, то это военное преступление. Но это не имеет значения для защиты Пулатова... Версия живого щита может выглядеть нереально, но не может быть исключена», – аргументировал тогда ван Ейк.

Австралийские и голландские следователи осматривают обломки самолета рейса MH17 Malaysia Airlines, 1 августа 2014 года.
Фото: EPA/UPG
Австралийские и голландские следователи осматривают обломки самолета рейса MH17 Malaysia Airlines, 1 августа 2014 года.

Заявлялись сомнения и в подлинности предоставленных СБУ записей прослушиваемых телефонных разговоров. «Какими критериями руководствовалось СБУ, когда выбирало телефоны для прослушивания разговоров? Мы хотим опросить офицера, который имел отношение к отбору телефонов для прослушивания. Кроме того, все перехваченные разговоры были на русском. Правилен ли перевод, достоверно ли идентифицированы голоса? Мы также хотели бы рассмотреть метод перевода. Кто узнал голос? как это было сделано? Это не понятно. Мы хотим опросить офицера, который написал соответствующий доклад, опросить переводчика и того, кто опознал голос Пулатова», – бомбили суд запросами адвокаты.

В ходе одного из заседаний у кого-то из родных погибших сдали нервы и адвокатессу Сабине тен Дусхате атаковали в женской уборной. После чего вход в это помещение для тех, кто не является стороной процесса, был запрещен.

Некоторые из заявленных ходатайств суд удовлетворил, распорядившись поручить следственному судье провести соответствующие действия, некоторые отклонил. В рамках дополнительных расследований вновь для анализа характера повреждений обломков самолета были привлечены эксперты – как российские с завода-производителя Буков «Алмаз-Антей», так и нидерландские. Свои заключения они предоставили суду, после чего судебная коллегия в составе пяти судей провела выездное заседание на военной авиабазе в Хилзе-Рейен, где хранится реконструкция сбитого МН17 для того, чтобы визуализировать отчеты экспертов – увидеть собственными глазами то, о чем написано в документах. Именно этим заседанием была завершена первая фаза судебных слушаний.

Аудиовизуальная трансляция заседания возле здания судебного комплекса Схипхол, Нидерланды, 3 июля 2020 г.
Фото: EPA/UPG
Аудиовизуальная трансляция заседания возле здания судебного комплекса Схипхол, Нидерланды, 3 июля 2020 г.

Предваряя начало слушаний по существу, 21 мая в ходе судебного заседания председательствующий судья Хэндрик Стэйнхаус (Hendrik Steenhuis) сообщил, что суд может рассмотреть дело по сути за три дня. «Обсуждение будет сосредоточено на трех вопросах: был ли МН17 сбит ракетой «Бук», был ли «Бук» запущен с поля недалеко от Первомайского, и были ли к этому причастны обвиняемые», – отметил председательствующий. По его словам, первый день, 7 июня будет посвящен процедурный вопросам, 8 июня будут обсуждаться первый и второй вопросы, а на третий день – третий вопрос. Так как именно третий вопрос – возможная роль обвиняемых – является наиболее объемной, то суд зарезервировал за собой и пятницу, 11 июня. Далее ожидается, что 17 и 18 июня выступит обвинение, потом – защита Пулатова. Этот блок слушаний продлится до 9 июля.

В сентябре слово будет предоставлено родственникам погибших. В прошлом году о желании выступить в суде заявили 76 членов семей погибших: 66 хотят это сделать непосредственно в суде, 10 – из других разных мест посредством прямой видеосвязи. Причем 55 человек намереваются выступать на нидерландском языке, 20 – на английском и один – на немецком. Если предположить, что каждый из желающих будет говорить 15-20 минут, плюс к этому добавить время, чтобы занять место в зале и еще дополнительное время на возможные эмоциональные моменты, то для каждого необходимо зарезервировать 25-30 минут. Кроме того, 316 человек заявили, что хотят подать иски с целью компенсации. Всего в суде представлены интересы 450 родственников.

Судья Марэйе Кнэйфф (Marije Knyff), которая ответственна за работу с прессой, сделала прогноз, что в этом году ждать окончания судебного процесса не стоит. «Я не могу сказать, когда конкретно можно ожидать решения суда, но точно не в этом году», – сказала она.

Продолжается и расследование трагедии: в настоящее время следствие работает над тем, чтобы установить тех, кто непосредственно «нажал на кнопку» и тех, кто распорядился доставить «Бук» в Украину. «Мы работаем над этим до тех пор, пока достигаем прогресса. И мы все еще достигаем прогресса – маленькими шажками, но мы-таки продвигаемся вперед. Конечно, может настать момент, когда мы должны будем остановиться, но по состоянию на сейчас мы продвигаемся. Да, у нас есть прогресс в расследовании», – заявила руководитель следственной группы Дигна ван Бутзелар.

Во время досудебных действий Международная следственная группа (JIT), куда входят прокуроры пяти стран – Австралии, Бельгии, Малайзии, Нидерландов и Украины – установили что ЗРК «Бук» попал на украинскую территорию из 53-й бригады ПВО РФ (близ Курска) и после уничтожения лайнера был передислоцирован обратно – на территорию России. Помимо всего прочего, как говорят следователи, у них достаточно улик для того, чтобы добиться победного решения в этом деле.

Фото: EPA/UPG

Данное судебное производство не единственное, которое касается непосредственно катастрофы самолёта малайзийских авиалиний. Так, в Европейском суде по правам человека рассматриваются еще два ходатайства: «Айлей и другие против России», а также «Энглин и другие против России». В этих коллективных исках родственники жертв обвиняют Россию в том, что та нарушила право погибших на жизнь и практически ничего не сделала для того, чтобы качественно и быстро расследовать обстоятельства преступления.

Ирина СомерИрина Сомер, журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram