ГлавнаяОбществоЖиття

Опора государства

Биография как жанр исторической литературы существует уже в течение семи веков. Биограф реабилитирует человека, в одних случаях от незаслуженных обвинений, в других (и это случается, пожалуй, чаще) от незаслуженных похвал. Пройдут годы, и от многих из нас останется зияющая пустота. Лишь некоторые оставят память. Далеко не всегда – добрую. Тем, будущим биографам многое в нас, ушедших, покажется странным. Очевидно странным и непонятным. В частности, им очень трудно будет понять нашу внутреннюю несвободу.

Фото: www.euromag.ru

Параметры свободы меняются. В эпоху Возрождения у человека было больше свободы, чем в последние века Римской империи. Ряд сравнений может быть продолжен. Главное в ином: в истории человечества всегда есть место для свободы, нет его только в Утопии. Польский журналист как-то в эмоциональном споре определил события в Украине в 2004-2005 гг. проявлением утопического национализма. Если он прав, многое в нашей общественной жизни становится понятным. Известный государственный муж N. имеет один существенный недостаток: ему иногда кажется, что он привязан нежным чувством к своему отечеству. Этот недостаток мешает господину N. всенепременно: зачастую, особенно в служебное время, он забывает о потребностях своих близких, включая любимую собаку, и весьма эмоционально и очень искренне соболезнует вслух многочисленным бедам своей страны. Всей страны, где семья господина N. лишь малая её частичка, проживающая в явно перенаселённом столичном пригороде под названием Конча-Заспа.

За двадцать лет мы неоднократно видели, как лопаются мыльные пузыри слов, как тщеславие и жадность, выдававшие себя за мужество и подвиг, заканчиваются банальным приспособленчеством. За эти двадцать лет господин N. успел побывать в семи партиях, успешно (для себя, только для себя) послужить трём президентам и дважды поучаствовать в африканском сафари. Кстати, здесь, в Украине, господин N. не охотится, поскольку не желает причинять ущерб фауне своей страны.

Злу и лжи необходимо сопротивляться. Не ради победы над ними. Ненасильственное сопротивление злу и лжи спасает душу.— Семен Глузман

В очень узком кругу приятелей и родственников господин N. часто называет себя Утопистом, вкладывая в это определение свой собственный смысл, целеустремленно патриотический. Дескать, хочу я реального процветания для моей милой отчизны, мечтаю об этом постоянно, но всё не получается… И как-то незаметно для него самого, без каких-либо значительных усилий сложился немалый личный капитал, по совету столь же озабоченных судьбой страны коллег расположенный в островной державе Кипр, в греческой её части. О чём сейчас господин N. очень тревожится.

Прежде, в советские годы совсем молодой литератор господин N., тогда товарищ N., служил по идеологической части. Была тогда такая очень важная для безопасности страны служба – Главное литературное управление. Там товарищ N. внимательно читал тексты, подготовленные советскими поэтами и писателями для детей. Сверял их, так сказать, с требованиями всевозможных инструкций о государственной тайне. Тогда юный цензор N. очень гордился тем, что сумел разгадать враждебный умысел у поэта Х., разместившего в форме акростиха фамилию фашистского прихвостня Бандеры в своём славословии колхозным будням. Поэтический сборник товарища Х. «рассыпали», что в будущем очень помогло ему войти в круг пострадавших от советской власти и сделать высокий карьерный прыжок. На самом деле никакого умысла прославить Бандеру у Х. не было, а была совсем не предугадываемая случайность. Сегодня престарелые N. и Х. иногда встречаются по долгу службы, вежливо здороваются и никогда не вспоминают тот эпизод.

Искренняя расположенность к литературе для детей у господина N. сохранилась и поныне. Достаточно часто коллеги по сессионному залу парламента и зорко отслеживающие зал с балкона журналисты видят в руках господина N. новые публикации для детей. Этим он выделяется, большинство законодателей черпают свои знания о стране из таких изданий, как газеты «Сегодня», «Факты и комментарии», «Товарищ» и подобные им. Никто другой кроме господина N. стихи в рабочее время не читает. Что ж, у каждого своя литература, вот ставший посмертно классиком Васыль Стус в камере внутренней тюрьмы КГБ читал и переводил Рильке…

Думаю, биография господина N. не исчерпана. Внутренне он всегда готов к новациям. Молод, так сказать, душой. Вот и в 2015 году наверняка встанет в новый строй. При необходимости, если так сложатся обстоятельства. Пишу всё это не просто так, у господина N. вскоре …летие. Как уж там поймут его жизнь будущие биографы, да и будет ли к его личности и судьбе интерес вообще, нам это трудно понять. Ясно одно: господин N. человек свободный. Ведь он всегда служит искренне и истово. Как все (любимое выражение всех подобных господ). От того – и достаток в семье, и уверенность в будущем.

Восславим же его! Он, именно он, опора государства нашего украинского. Крепкая опора.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram