ГлавнаяОбществоЖиття

Записки режиссера. Убить дракона

После известия о жуткой истории жизни и смерти 18-летней Оксаны Макар, вероятно, чуть ли не каждый нормальный человек мысленно пожелал обидчикам девушки смерти. Не самой простой и, конечно же, не самой лёгкой.

Фото: focus.ua

Но, как вы знаете, официально сделать это у нас сейчас нельзя. В 1995 году в Украине начал действовать мораторий на исполнение смертных приговоров. А 30 декабря 1999 года Конституционный суд признал, что смертная казнь противоречит основному закону страны. После чего Верховная Рада внесла изменения в Уголовный кодекс, которыми окончательно изъяла понятие «смертная казнь» из официального списка уголовных наказаний.

Тем не менее, по данным опроса, проведенного Институтом Горшенина, более трети украинцев (38,4%) выступают за возобновление смертной казни в случае тяжких преступлений против личности.

Так бы это тихое ворчание ещё не сидевшего в зоне населения и тянулось из года в год, от выборов до выборов, если бы не мартовское ЧП в Николаеве. И хотя в 2011 году в Украине было зарегистрировано 2506 убийств и покушений на убийство, именно николаевская трагедия, благодаря истеричным и бесцеремонным усилиям СМИ, превратилось в событие общенационального масштаба, вызвав буквально лавину яростных требований о восстановлении в нашей стране смертной казни.

Когда несчастную Оксану Макар перед похоронами отпевал священник, во дворе их дома уже собралось более тысячи человек и множество журналистов. Шикарный белоснежный горб с телом девушки, одетой в роскошное подвенечное платье, выставили на улицу для съёмок и прощания. Всё это демонстрировалось по всей стране, а российский телеканал РТР, даже развернул передвижную телевизионную станцию, и в режиме реального времени дал несколько драматических включений в выпуски своих новостей.

«Люди требуют казни! - подытожили настроения стремительно озлобляющихся украинских масс коммунисты, имеющие гигантский опыт в этом нелёгком убойном деле. - Нам на каждой встрече поступает масса записок, например, из 100 записок в 17-ти есть требование ввести смертную казнь. Поэтому законопроект о возвращении смертной казни будет вынесен нами на рассмотрение ВР в ближайшее время!».

И они это сделают, я даже не сомневаюсь. Да я и сам долгие годы безоговорочно был за смертную казнь. Мне ведь тоже присуще «чувство справедливости». Притом, что знаю достоверную статистику и аргументы сторон. Знаю многое про нашу феодальную жизнь и славные украинские суды. И, тем не менее, без колебаний, всегда был твёрдо - за! Я искренне верил в целебную силу наказания смертью. Пока не встретил одного человека…

В 1992 году известный правозащитник С.А. Ковалев, в то время Уполномоченный Президента РФ по правам человека, предложил писателю Анатолию Приставкину, от имени Б.Н. Ельцина, возглавить вновь созданную Комиссию по помилованию при Президенте РФ. Анатолий Игнатьевич согласился. В состав Комиссии вошли: Булат Окуджава, Мариэтта Чудакова, Лев Разгон, Юлий Крелин, Марк Розовский, Александр Бовин, протоирей Александр Борисов и другие.

Так вот, я до сих пор благодарен судьбе за то, что она свела меня тогда с Анатолием Игнатьевичем. Военный детдомовец, он потряс меня редчайшим в наше время качеством, о котором Сергей Довлатов как-то сказал, что: «Есть вещь поважнее справедливости - это милосердие».

Анатолий Приставкин возглавлял Комиссию по помилованию при Президенте РФ с 1992 по 2001 год
Анатолий Приставкин возглавлял Комиссию по помилованию при Президенте РФ с 1992 по 2001 год

Мы проговорили с Приставкиным несколько часов в его кабинете на Старой площади. И я ушёл оттуда совершенно обескураженный, в полном смятении чувств. Всё, что ещё недавно казалось мне неопровержимым и законным, вдруг стало выглядеть бессмысленным и преступным. Библейское «око за око» превращалось в тупой, животный инстинкт мести, а принцип - «взял чужую жизнь - отдай свою», уже не казался мне верхом изящества и справедливости. Я начал сомневаться.

И, между прочим, сомневаюсь до сих пор. Потому что каждое новое дело, тянущее у нас на расстрел, всё больше укрепляет меня в мысли, что Приставкин прав, и что до взрослого разговора о восстановлении в Украине смертной казни нам ох, как ещё далеко, до него нам ещё надо расти и расти. Вместе со всем обществом и его институтами.

Чтоб не повторялись дикие случаи государственного произвола и беззакония, вроде кошмарной истории Александра Кравченко, расстрелянного 5 июля 1983 года за первое убийство совершённое Андреем Чикатило. 29-летний Саша тогда взывал из тюрьмы:

«Что ж вы творите? Как до вас докричаться?.. Вы же когда-нибудь поймёте, что вы неправы!.. Я знаю, что вы меня расстреляете. Вы к этому всё ведёте. Вы из меня всё выжали, из жены моей всё выжали. Но ведь поймёте же вы когда-нибудь!..».

Только никто этого не читал, да и не собирался, все торопились отрапортовать.

Некоторые могут мне возразить, да ну, это редкий случай, к тому же всё это было давно, ещё при Советах, сейчас всё не так, сейчас всё иначе! Но вот вам свежий пример. Как быстро в Белоруссии расстреляли Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева , приговоренных к смертной казни за якобы совершённый ими взрыв в минском метро 11 апреля 2011 года. А ведь сомнения ещё оставались.

Минские террористы все еще имеют шанс быть оправданными в суде, но уже только посмертно
Фото: EPA/UPG
Минские террористы все еще имеют шанс быть оправданными в суде, но уже только посмертно

Мы говорим - Чикатило, еще сорок человек - маньяки!.. Да их трое всего! Их печать растиражировала до тысячи. А вот то, что за стенами домов непрерывно, по пьянке происходит, и люди убивают друг друга – это и есть самые главные убийцы и кошмар! Народ сам себя убивает! А когда он голосует за смертную казнь, он говорит: «Да, надо казнить». А кого казнить?! Он же и идёт! Ни один крёстный отец, ни один мафиози, ни один организованный преступник у нас ещё на этом столе не был. Они откупятся!— Анатолий Приставкин, писатель, возглавлял Комиссию по помилованию при Президенте РФ

Или, что далеко ходить, нашумевшее дело «Пологовского маньяка», Сергея Ткача, приговорённого в 2008 г. Верховным Судом Украины к пожизненному заключению за 29 убийств на сексуальной почве. Кроме того, впоследствии он сознался в совершении им ещё более 30 аналогичных преступлений (возможно, все с убийствами).

Но самое при этом ужасное, что известны уже 14 человек, которые были осуждены за преступления, в которых впоследствии сознался Сергей Ткач! Осужденный ещё в 1987 году Игорь Рыжков полностью отсидел 10-летний срок. Восьмиклассник Яков Попович, которого в 2002 году забрали прямо с уроков по обвинению в убийстве двоюродной сестры, был осуждён на 15 лет. Виталий Каира тоже получил 15 лет лишения свободы. Владимир Светличный, отец убитой 9-летней Ольги Светличной, в 2000 году повесился в камере Днепропетровского СИЗО.

А ведь будь разрешена в Украине смертная казнь, не только они, но и Максим Дмитренко, который восемь лет из тринадцати провел за решеткой вместо настоящего преступника, был бы уже давно мёртв. В 2003 году его пытали до тех пор, пока он не признался в изнасиловании и убийстве несовершеннолетней, совершённого всё тем же Сергеем Ткачом. И только 13 марта 2012 года Верховный Суд Украины признал Дмитренко невиновным и отпустил его на свободу.

А у нас - «люди требуют казни»!.. Этим же был встревожен и Приставкин:

«- Вот есть барьер. По одну сторону сидят те самые несчастные злодеи, которые персонифицированы в образе Чикатило. Вот они там сидят. В основном. Ну, и убийцы по пьянке, которые уже совершенно не соображали, что делают. А по другую сторону – те, кого ещё не посадили. И эти ненавидят тех! И пишут мне письма о том, что их, вот, всех гадов надо убить, казнить, расстрелять на улице. Потом один из них попадает туда. И он мне пишет оттуда: «А где же ваше милосердие?! А где ваш Совет Европы?! Помогите нам!». И эта черта непреодолима как Берлинская стена и как вообще всё!».

Тогда я спросил его:

«- Может это у нас традиция, так сказать, историческая обречённость на такую жизнь?

- Дореволюционные тюрьмы содержали всего 150 тысяч человек, по всей России. Мы сейчас содержим полтора миллиона! Что?.. Какая традиция?.. Была традиция той тюрьмы. Совет Европы призывает к отдельной камере для каждого человека. И господин Ленин, который создал потом душегубки, он сидел в отдельной камере. Наверное, это ему внушило мысль, что это слишком интеллигентно и слишком человечно.

Некоторые утверждают, что пожизненное заключение хуже смерти, но никто из подсудимых не выберет между смертью и тюрьмой - смерть
Фото: Макс Левин
Некоторые утверждают, что пожизненное заключение хуже смерти, но никто из подсудимых не выберет между смертью и тюрьмой - смерть

Так вот традиции человечные - были тогда! И когда я своих школьников спрашиваю – наших, российских школьников, они ведь тоже часто за смертную казнь голосуют: «Братцы мои, а вы слышали – вот, памятник в Москве есть доктору Гаазу?» - «Не-ет». Пугачёву знают, Киркорова знают, а доктора Гааза не знают. А был какой-то такой придурок-немец. Приехал в Россию и стал жалеть каторжан. Создал им тюремные больницы – мало. Создал церкви – мало. Провожал их на каторгу лично. Выходил, целовал каждого. Чтоб им легче дойти было! Мало!.. Умер разорённый, отдав всё им. Ну, памятник поставили, вспомнили. Так мы же потом забыли этого проклятого немца! Не нужен он нам!

До революции каторжан проводили через деревню, через населённый пункт. Что делало наше население? Бросали хлеб!.. Традиция была – накормить этих каторжан, потому что они с голоду умрут, если им не бросят хлеб! Что было при Сталине, когда проводили – ещё не заключённых, ещё даже в суд не вызывали, да и суда-то не было? Третировали семью того, кого забрали!.. Какие традиции? Традиции милосердия были в России раньше!..

- И что теперь делать?..

- Есть только один путь помощи своему народу – забитому, спившемуся, деградировавшему, жестокому, но который надо жалеть, как жалеют больного человека, как жалеют больную мать, родственника, близкого человека – просвещать. Просвещать. Говорить ему добро, делать ему добро, вести себя по-доброму. Любить его. Ну, нет ничего другого, ничего другого человечество не придумало! Была Библия, и она учит нас тому же. (Разводит руками)».

За десять лет - с 1992 по 2001 год, что просуществовала руководимая А.И. Приставкиным Комиссия, 57 тысячам заключенных был смягчен приговор, а почти 13 тысячам смертная казнь была заменена пожизненным заключением.

И теперь, каждый раз, когда речь заходит о смертной казни, то прежде чем рефлекторно поднять руку «за», я вспоминаю тот наш, так взволновавший меня разговор. Это как убить дракона. Можно того, что снаружи. А можно попробовать начать с того, что внутри…

Вот как вы думаете?..

Анатолий БорсюкАнатолий Борсюк, режиссер, тележурналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram