ГлавнаяПолитика

Самый громкий голос

«Самый громкий голос» – название американского сериала, прошумевшего полтора года тому. В фокусе: сексуальные домогательства важного телебосса к молодым сотрудницам. О которых они наконец-то решили заявить, что и разрушило карьеру (а в последствии и жизнь – в буквальном смысле) Роджера Айлза. Лента стала одним из символов движения «MeToo».

Но если абстрагироваться от этой составляющей, «второй план» фильма не менее интересен. Это – история создания Айлзом медиа-холдинга «Fox News», ставшего одним из самых значимых в истории, серьезно влияющего на американскую и мировую политику.

«Телевидение – наиболее мощное оружие в мире», – говорит нам Айлз в первую же секунду трейлера. И он прав, конечно. Слаженная работа одного, а тем более нескольких больших каналов способна создавать/уничтожать политиков, влиять на массовое мышление.

Казалось бы, причем тут «Самый громкий голос» к ситуации с закрытием трех телеканалов Виктора Медведчука?

Фото: hvylya.net

Я вспомнила его неслучайно. 

Тут, как и в фильме, важны две сюжетные линии. Когда схлынули эмоции от первой – самого факта наложения санкций на Тараса Козака и на компании Медведчука, пришло время подробно разбираться со второй – политическими последствиями. 

Далеко идущими для власти, оппозиции, страны в целом.

И речь тут не о перспективах обжалования решения в Верховном суде. 

Почему именно сейчас? 

Вопреки сложившемуся мнению, решение Зеленского о санкциях применительно к Козаку и Ко не было спонтанным. 

«Идея впервые прозвучала в коридорах Банковой около двух месяцев тому. Периодически он к ней возвращался – проводились специальные совещания, готовилась почва», – сказал высокопоставленный источник сразу после заседания СНБО, в ответ на мой вопрос о том, есть ли план дальнейших – после отключения вещаний – действий.

База, как и писала во вторник ночью – постановление парламента еще от 2018-го года. Тогда, по инициативе «Народного фронта», депутаты попросили СБУ проверить антиукраинскую деятельность каналов и ввести ограничения. Спикер Парубий документ подписал, бумага поехала на Банковую. Но там ее положили под сукно.

Близились выборы и ссориться с медиа-пулом Медведчука для Петра Порошенко было крайне недальновидно (что частично он сам сегодня и признал. Отметив, правда, что тогда опасался обвинений Запада в давлении на медиа). Тем более, на дворе стоял, напоминаю, 2018-ый год; когда Зеленский ассоциировался еще исключительно с «95-м Кварталом», главным конкурентом считалась Юлия Тимошенко, а наиболее «комфортным» визави во втором туре – Юрий Бойко.

Расчёт, кстати, сработал – легко доказывается результатами даже весьма поверхностного мониторинга информационной политики упомянутых каналов (а заодно «Прямого» и немножко «5» – в противоположную сторону) на этапе выборов.

Но прошло два с половиной года.

Выяснилось, что СБУ если хочет, очень даже может. Ибо найти доказательства связи отдельных структур Медведчука и Ко с ОРДЛО, интересами страны-агрессора и вот это вот все, отнюдь не сложно.

Была бы политическая воля.

Фото: president.gov.ua

Оказалось, у Зеленского она есть. 

Будучи действительно равноудаленным от «старых» кланов, он предпринял то, чего никогда не делали классические политики – нанес болезненный удар оппонентам (задев не только политику, деньги, но и личное – что куда серьезнее. И о чем ниже). Не думая о том, что завтра ему могут понадобиться в Раде их голоса, подстраховка «их» судей или там совместный (допустим, газовый) бизнес какой нарисуется.

Если упустить веру в исключительно благие намерения, рассчитывает ли он на политические дивиденды для себя? Разумеется, да. Что в условиях катастрофической потери рейтинга отнюдь не лишне.

Именно на активной и слаженной (смотрите начало текста) работе трех каналов во многом держался рейтинг ОПЗЖ.

Уверена: уже через месяц их молчания, показатели электоральных симпатий пойдут вниз. YouTube не спасет. Во-первых, его – с большой долей вероятности – тоже отключат. Во-вторых, даже если и оставят, бело-голубой избиратель не особо «цифровизирован». А рассчитывать на персональные ресурсы их раскрученных медийных лиц, тем более – на анонимные телеграмм-каналы явно не приходится.

Вы ведь помните структуру голосования сперва «за» персонально Владимира Зеленского, затем – «за» «Слугу народа» в 2019-м? «Зеленых» наиболее активно поддержали традиционно бело-голубые регионы.

Фото: Lb.ua

И именно к бело-голубым «уходили» (согласно внутренним закрытым замерам самой ОП) разочаровавшиеся симпатики Владимира Александровича.

Не факт, кто конечно, что теперь отток остановится, но попытка предпринята.

Это – раз.

Два – условно «патриотическое» поле, на котором многие ориентированы на Петра Порошенко. Как сформулировал один умный человек: «Порошенко можно многое простить за одно лишь действие – Томос. Так теперь и с Зеленским. Уже и критиковать его как-то не с руки».

Снова-таки: гарантий прироста электората нет, но монополия на «любовь к Родине» явно поколеблена. 

И еще немаловажное о мотивации. 

«Если ты обратила внимание, ситуация вдоль границы у нас сильно усложнилась в последнее время. По количеству обстрелов, можно говорить о возвращении «горячей фазы». Насколько знаю, только за прошлую неделю у Банковой было 3-4 контакта с русскими (телефонных, – С.К.), но они ни к чему не привели. Так что, видимо иллюзий у гаранта (о возможности быстрого окончания войны путем переговоров, – С.К.) больше нет», – отмечает уже цитировавшийся выше собеседник.

Реакция России и мира

Последует ли за этим еще бОльшая эскалация на фронте?

Опасения вполне обоснованы. Но если ранее высшее руководство страны возможность «давать сдачу», когда враг прицельно бьет по нашим позициям, исключало, сейчас оно к ней уже психологически готово.

Фото: facebook/Командування Сил спеціальних операцій ЗС України

Впрочем, эскалации может и не случиться.

Реакция Кремля на закрытие трех каналов кума Путина была весьма показательной. «Мы можем только осудить в данном случае эти действия украинской власти», – скупо отметил пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. Особой истеричности в вечерних российских эфирах в среду тоже не наблюдалось, что для них, согласитесь, нетипично.

Напомню: по одной из версий, «добро» на введение санкций давало чуть ли не американское посольство в Киеве (на Банковой утверждают, что это не так. Виктор Медведчук твердит обратное) и, видимо, в Кремле пытаются понять степень заинтересованности наших западных партнеров в происходящем.

Тут, кстати, примечательна деталь: в рамках «плана последующих действий» (очень детально разработанного в ОП «в сопровождение» санкций) утром среды состоялась встреча главы государства с послами G7. Дипломатам подробно изложили ситуацию, ответили на все вопросы.

Ни один из них после не «высказал обеспокоенность». Посольство США, наоборот, публично поддержало «усилия по противодействию злонамеренному влиянию России, приложенные вчера Украиной в защиту своего суверенитета и территориальной целостности и в соответствии с украинским законодательством».

Даже Беларусь, Куба и Таджикистан промолчали. Не говоря уже о мировых журналистских и правозащитных организациях.

Где очень четко умеют отличать настоящую журналистику от пропаганды, а донесение альтернативного мнения от разжигания ненависти.

Фото: 112

Что будет дальше?

Как уже отмечалось, введя санкции против каналов Медведчука, Владимир Зеленский нарушил негласные правила украинской политики. Где только перед камерами все друг-другу оппоненты, пекутся об интересах народа, а за кулисами премило общаются, вместе зарабатывают и дружат.

Разумеется, оппоненты ему этого «не подарят». Стоит помнить: Виктор Медведчук и Ко (тут – в широком смысле) – калачи тертые. Прошедшие Крым, Рим, 90-е, «киевскую семерку», Кравчука, Кучму, удержавшиеся при Януковиче (тот Медведчука просто ненавидел), отлично себя чувствовавшие при Порошенко.

Набор их инструментария весьма широк и не ограничивается лишь публичными мерами. Скорее, наоборот: их сила – тень, закулисье, подставы и многоходовки.

Которые они – нужно отдать должное – умеют организовывать.

Фото: Укринформ

Правда, история с американскими санкциями против Александр Дубинского может внести свои коррективы. Прозрачно намекая: кто следующий на очереди и что за это будет (учитывая реакцию Кремля, не исключено: воевать придется в одиночку).

Петр Порошенко, которому усиление Зеленского – по понятным причинам – крайне невыгодно, санкции в отношении тв-пула Медведчука поддержал.

Юлия Тимошенко, с которой в последнее время Банковой удалось наладить весьма конструктивный диалог, в среду резких движений не предпринимала – мудро наблюдает за ситуацией (в любом случае, Зеленский ей точно ближе, чем Порошенко и Медведчук вместе взятые).

Фракцию «Голос» в СН и вовсе сейчас рассматривают как ситуативного союзника для ключевых голосований. «С ними просто нужно нормально разговаривать, найти общий язык. Они очень конструктивные ребята», – говорят близкие соратники Президента.

Фото: Lb.ua

Еще один важный субъект политических процессов – Арсен Аваков, с которым Банковая в ближайшее время планировала схлестнуться, пытаясь вновь провести через Раду закон о переподчинении Нацгвардии главе государства. 

План, в частности, состоял в том, чтоб «перекинуть» законопроект с профильного комитета Дениса Монастырского (где б он, по понятным причинам, не прошел) на комитет по обороне и нацбезопасности Александра Завитневича (который бы точно дал «добро»). Сложности возникли неожиданно – с Дмитрием Разумковым, заявившим, что он, как спикер (ясно, с прицелом на личную политическую выгоду) подобное не пропустит. Вопрос завис. Но «взяться» за него рассчитывали в самое ближайшее время. Теперь, понятно, передумали). 

И о личном

Кроме трех телеканалов, под санкции СНБО попали авиакомпании, которым принадлежат воздушные судна, обслуживавшие Виктора Медведчука и Тараса Козака.

Отныне пользоваться ими они не смогут.

Тарас Козак и Виктор Медведчук в аэропорту Киев
Фото: Радио Свобода
Тарас Козак и Виктор Медведчук в аэропорту Киев

Конечно, при необходимости наведаться в Белокаменную, кататься нищебродским по их понятиям бизнес-классом гражданских рейсов (с транзитом через Минск) они не станут, всегда можно арендовать альтернативный борт. Но это, согласитесь, совсем другой «фасон».

Для людей их круга и склада – особенно. «Это хуже, чем дом забрать», – колко подметил один знающий человек.

Одно дело – политика, влияние, даже недополученная прибыль, совсем иное – собственный статус, реноме и комфорт.

Ну, и напоследок – забавное.

От ареста самолетов Медведчука с Козаком пострадают не только они, но и состоятельные киевские гурманы, ранее лакомившиеся деликатесными дальневосточными морепродуктами, которые время от времени привозили в Киев этими бортами. Сугубо «по дружбе», понятно – после отмены прямого авиасообщения со страной-агрессором, прямые поставки экзотических вкусностей из северных водоемов стали проблемой, и частные борты очень выручали. Теперь не смогут. Да и аппетит у определенно категории граждан сильно испорчен). 

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram