ГлавнаяОбществоЖиття

В России Сталин не умер

Все чаще и чаще ощущаю этот запах. Прогорклый запах лагерной пыли. Где серые – не только бушлаты и лица, но и запахи. Днями остро почувствовал это, узнав об ожидаемом и, одновременно, отталкиваемом: приговоре Олегу Сенцову и Александру Кольченко. Да, я надеялся, отталкивал от себя мысли о неизбежном. Неизбежном для России. Увы. Там Сталин не умер.

Фото: www.radiosvoboda.org

Кто они для Путина, Сенцов и Кольченко? Никто, микроскопические существа, будущая лагерная пыль. Совсем неинтересные ему люди, которых он готов немедленно продать. Не за деньги, разумеется. И, даже, не за новейшие технологии или за отмену экономических санкций. Не за пойманных с поличным российских шпионов (ему и они, мелкие человеческие существа, безразличны). Его, Путина назначенная цена иная, в долларах и евро несуществующая. Он, уже почти неприкасаемый и нерукоподаваемый, очень хочет войти в круг мировых политических лидеров. В клуб политических аристократов, куда категорически не впускают плебеев.

Брежнев и окружавшие его старики были мягче, сговорчивее. Они знали вкус компромисса. Раскрутив ежедневной пропагандой образ великого революционера Корвалана, они вынуждены были обменять этого весьма тусклого чилийского коммуниста на узника №1 советской политической тюрьмы в городе Владимире Володю Буковского. Они выпустили во Францию Леонида Плюща, в США – Надю Свитлычную, в Израиль – Эдуарда Кузнецова. Мелкие люди и мелкие, по сути своей, торговцы, они хорошо понимали язык «ты мне, я тебе». И все они, сделавшие карьеру в мрачные времена сталинизма, очень хотели жить спокойно и уверенно. Не ожидая для себя ночных арестов и ночных допросов. Поэтому и обновленный, очищенный от кровавой сталинской скверны КГБ был у них под строгим партийным контролем.

Владимир Путин не боится прошлого. Он смело вступает в него. Преследуя, как и положено диктатору, личные цели. Жестокий и явно слабеющий, он опять показал мировой цивилизации: «Возьмите меня! Примите в свой клуб! И я отдам вам Сенцова и накопившуюся у меня сотню других несправедливо осужденных. Признайте меня!» Двери в этот клуб для него, Путина, не откроют. Швейцары, стоящие у входа, его знают в лицо. Не пропустят. Что ж, он будет мстить. Нам, неумным и тотально коррумпированным украинцам, продолжая кровавую бойню на востоке; Надежде Савченко, определив и ей максимально возможный срок тюрьмы за несовершенное; осторожной Европе, пугая ее подводными лодками с ядерным оружием самолетами-ракетоносцами. Устрашая цивилизацию алогичными поступками внутри своей собственной страны: публичным уничтожением « не наших» продуктов питания, одежды, книг и т.д. и т.п.

Диктаторы смертны. Это очевидно. Как правило, их физический конец наступает внезапно. Именно так умер дряхлеющий и очень одинокий Сталин. Его окружение немедленно принялось за уничтожение памяти о нем. И списыванием своей собственной вины на почившего в Бозе диктатора.

Что будет с Россией? Удержится ли она после чрезвычайных путинских новаций в своих территориальных пределах? Не запылают ли очаги массовой резни в регионах, сегодня терпеливо ожидающих слабину московского центра?

…Неведомо. Но столь же неведомо и другое: доживут ли в неволе до тех безпутинских времен Надежда Савченко, Олег Сенцов и Александр Кольченко?

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram