ГлавнаяКультура

Михаил Веллер: «Журналист – это историк, который занимается сегодняшним днем»

Уроженец Каменец-Подольского Михаил Веллер, по праву носящий титул «самого издаваемого из русских «некоммерческих» писателей», автор монументального произведения «Все о жизни», в котором он пытается ответить на все возможные вопросы человеческого бытия, блестящий литературовед и публицист, как ни странно, охотно говорит о политике. И в отличие от многих писателей, говорит о журналистике без налета презрения. Именно об этом – о политике и журналистике – и расспрашивал Михаила Веллера Институт Горшенина.

Михаил Веллер: «Журналист – это историк, который занимается сегодняшним днем»
Фото: telegraf.by

«Политика, на самом деле, – это жизнь каждого»

Вы интересуетесь политикой? Может быть – занимаетесь ею?

Безусловно, интересуюсь. Потому что политика – это устройство того самого социума, неотторжимой частью которого ты являешься. Как справедливо говорили еще древние греки, а потом повторяли товарищи большевики, а потом кто ни попадя: ты можешь не интересоваться политикой, зато она заинтересуется тобой. Политика, на самом деле, – это жизнь каждого. Этот каждый может об этом не думать и не принимать активного участия, он все равно окажется ее пассивной частицей.

Занимаюсь я политикой не более, чем ею, вроде бы, должен заниматься любой нормальный гражданин. Иногда это называют гражданской позицией – необыкновенно глупый, на мой взгляд, оборот, иногда – гражданской активностью, иногда – социальной активностью. И, наверное, когда люди идут громить государственные учреждения или строить баррикады – они отлично занимаются политикой. Когда старухи выливают ночные горшки на головы наполеоновских войск – они тоже занимаются политикой.

Фото: www.glomu.ru

А молодежь?

Молодежь неизбежно и всегда оказывается весьма политизированной частью общества. Во-первых, потому что по устройству социума, как и устройству всей вселенной, есть новаторская часть общества и консерваторская. Обе они совершенно необходимы. Новаторская – для того, чтоб было что-то новое и приспосабливаться к меняющимся условиям, а консерваторская – для того, чтобы сохранять то, что есть, обеспечивать преемственность культуры и не давать разным идиотам развалить все то, что за тысячи лет складывалось поколениями предков. Вот молодежь – это всегда новаторская часть общества. Ей надо ломать, ей надо выдвигать новые лозунги, ей надо отрицать опыт отцов – любой, для того, чтобы выдвигать свой собственный. В большинстве случаев это оказывается неправильным, а если раз в пятьдесят лет правильным – то примерно вот так и происходит социальная эволюция.

Другое дело, что сегодня мы живем в «схлопывающейся» цивилизации, в цивилизации потребления, когда ежедневная культура, вкладывающаяся в детские и юные головы, снижается с каждым годом и с каждым днем. Когда человек с детсадовского возраста начинает усваивать стандарты рекламы, стандарты потребления, стандарты абсолютного индивидуализма и в результате вырастает, строго говоря, «унтерменш» («недочеловек» – LB.ua). В этом отношении молодежи тяжело. С другой стороны – всегда и всем было тяжело.

Что для вас писательский труд?

Во-первых, каждый должен в жизни чем-то заниматься, потому что жизнь так устроена. Во-вторых, если человек не действует под страхом суровой кары, то он что-то делает просто потому, что ему этого хочется. Иногда это называется «форма самореализации». Один самореализуется в том, что ставит рекорды в откалывании угля, а второй, наоборот, в прыжках с шестом, а третий, наоборот, может выпить больше всех водки, а четвертый – получает Нобелевскую премию. Это разные формы самореализации и самоутверждения, которые у людей всегда были. И у животных тоже.

Фото: www.treli.ru

Если спросить у человека: зачем вы работаете? Большинство скажет: чтоб зарабатывать деньги. Были бы деньги – не работал бы. Если ему дать денег и не дать работы – он начнет искать себе занятие. Почему за последние 20 лет в мире получили такое распространение экстремальные виды спорта? Которые даже спортом нельзя назвать, потому что прыгать с «тарзанкой» – это не спорт, и лезть на восьмитысячную вершину – строго говоря, это тоже не спорт, и пересекать в шлюпке в одиночку Атлантический океан – это тоже не спорт. Потому что природой мы запрограммированы для возможности преодоления огромных препятствий. В том случае, если препятствий у нас нет – мы их ищем себе сами. Таково инстинктивное психологическое, физиологическое наше устройство.

Писание книг – это одно из занятий, но в чем-то это больше, потому что это – познание мира. Литература – серьезная – от познания мира совершенно неотделима. А познание мира – это инстинкт. Потому что получение информации и анализ этой информации, и делание выводов из этой информации – есть необходимейшая часть инстинкта выживания и возможности выживания в окружающей среде. Если ты не почувствуешь, не узнаешь, не поймешь и не сделаешь выводов – то тебе конец. Поскольку человек обычно не думает так сложно – то он интересуется сплетнями из жизни звезд, или разными историческими тайнами, или загадками устройства вселенной. Это проявления все того же инстинкта. Вот это вот познание мира – оно в книгах тоже присутствует.

Хотите, чтобы другие поняли то, что уже поняли Вы?

Любой нормальный человек хотел бы, чтобы все понимали то, что уже понял он. Так же, как петуху свойственно кудахтать над найденным зерном, любому человеку свойственно кудахтать над своими действиями и своими достижениями. Если его работа – это познавать мир, то он спешит со всеми поделиться тем, что он познал. Таким образом, от шизофреников и графоманов невозможно протолкнуться, и они заваливают все патентные бюро очередными открытиями вечного двигателя. Но среди этого потока иногда встречаются рациональные зерна. Вот этим мы и занимаемся.

Вы живете в России. Что Вам более всего не нравится в этой стране?

Любому нормальному человеку всегда, даже в самых идеальных условиях, что-нибудь будет не нравиться. Такова человеческая сущность. Не нравится – это означает: я с этим не согласен, я хочу это переделать, я думаю, что это может быть иначе и лучше. Таких вещей очень много, и все они, на самом деле, лежат на поверхности. Начиная от: хорошо бы, чтобы чиновников было меньше и чтоб они лучше относились к гражданам. Хорошо бы, чтобы все работники были добросовестными и честными, чтобы банкиры были честными и не жадными, а еще – чтобы не было очень жаркого лета, очень холодной зимы и перебоев с подачей воды и электроэнергии. Этот список бесконечен.

Фото: rian.ru

«Журналист должен владеть амплуа «воровка на доверии». Чтоб через 10 минут вам можно было доверить кошелек, ребенка, документы и так далее»

Писательский труд в чем-то сродни журналистскому. Каково Ваше мнение о роли журналиста в обществе?

Журналист – это шпион. Это артист. Вот он садится к шахтеру – и он разговаривает с ним как шахтер. А потом он садится за соседний столик за пиво к сутенеру – и разговаривает с ним как сутенер. Наверное, работа журналиста в первую очередь – если он не очеркист и вообще не эссеист, которому конкретный контакт с людьми не обязателен, - включает в себя: первое – уметь входить в контакт с собеседником, второе – уметь влезть в шкуру собеседника, посмотреть на мир его глазами, заговорить с его интонациями, воспринять его шкалу ценностей. И вот тогда он начнет вываливать сам по себе все. Потому что люди, на самом деле, в основном болтливы, обожают поговорить, ищут, на кого бы вывалить все свои мысли, знания и соображения. И в этом смысле, несчастный человек – это тот из двух попутчиков в поезде за бутылкой, который более молчалив. Потому что за вечер и ночь более говорливый загрузит его всей своей жизнью.

У нас последнее время абсолютно не учат журналистике. Ей и раньше-то по-хорошему не учили, но то, что сейчас – это вообще тихий ужас. Я не говорю про грамотность, потому что, в конце концов, журналист может писать с ошибками. Черт с ним – у него для этого есть корректор. Но: он должен уметь влезать в шкуру! Вы должны владеть амплуа «воровка на доверии». Чтоб через 10 минут вам можно было доверить кошелек, ребенка, документы и так далее.

Но ведь в этой профессии есть и свои ограничения – например, в среде украинских журналистов существуют нарекания по поводу ограничения свободы слова…

Свобода слова – это, конечно, замечательно. Но эта свобода слова – по-простому – сводится к вещам, для высказывания которых вовсе не обязательно быть журналистом. Где журналистика подразумевает только доступ к средствам массовой информации. Свобода слова сводится к тому, что власть – ворует, все делается за взятки и по знакомству, личные интересы властных лиц ставятся выше интересов народа и государства, масса правды от народа скрывается, история прошлого, настоящего в большой мере фальсифицируется и так далее. Для этого не надо особенно быть журналистом. Для того, чтобы назвать вора вором, нужно быть честным человеком и иногда – очень храбрым. Не бояться, чтоб убили кирпичом.

Фото: inkazan.ru

«Сначала воспитали идиотов – воспринимателей информации, а вслед за ними – идиотов журналистов, которые не способны ни к какому аналитическому мышлению»

Какова же все-таки функция журналиста в современном мире?

Сегодня считается, что функция журналиста – это подгонять читателю, слушателю, зрителю информацию, не анализируя ее самостоятельно и не навязывая аудитории свои оценки. В результате, сначала воспитали идиотов – воспринимателей информации, а вслед за ними – идиотов журналистов, которые не способны ни к какому аналитическому мышлению и ни к какому пониманию. То есть, журналистика превратилась в подачу форм событий. Без вникания в содержание и в смысл этих событий. Такова, увы, сегодня современная западная журналистика.

По моему же мнению, журналист – это тот, кто рассказывает людям, что происходит, но при этом он должен быть достаточно умен, чтобы давать объективную картину и чтобы объяснять, в чем там дело. Строго говоря, это историк, который занимается сегодняшним днем. Вот сегодняшний день – он журналист, а вот вчерашний день – он уже делается историком. А разница здесь, в общем, невелика.

Поэтому, когда журналист говорит о событиях в Югославии и категорически отказывается говорить, обычно сам не зная этого, а кто первый начал? А с чего вообще началась гражданская этническо-религиозная война в Югославии? Кто на кого первый напал? Кто кого первый убил? И вот доктора наук, серьезные политологи говорят: «Это не важно! Вот им дать побольше денег – они будут все хорошо жить. И тогда они не будут ссориться. А кто был первый – не важно». Это все равно, что сказать про 22 июня 1941 года: «Не важно, кто на кого напал первый, Германия на Советский Союз или Советский Союз на Германию, главное – надо всех посадить за стол переговоров и обеспечить демократическую власть и много хлеба с маслом. Не надо заниматься выяснением того, кто там агрессор, кто там не агрессор». Это современная точка зрения.

Журналист должен делать человека сведущим и умным. А в основном он его умным не делает никогда, а сведущим – очень избирательно. Хороший журналист – это мегазвезда. Это человек, который знает, понимает и не равнодушен. И готов рисковать.

Фото: www.metronews.ru

Есть ли запрос на такую журналистику?

Запрос есть – и огромный. У аудитории. Запроса нет у владельцев масс-медиа. Потому что их интересы на постсоветском пространстве сводятся к двум вещам, сращенным воедино. Первое – это зарабатывать много денег любыми ненаказуемыми способами, и второе – это дружить с властями, что является необходимым условием первого. Все. Поэтому, если он стоит перед выбором, опубликовать блестящий материал и отгрести по затылку от министра так, что долго будет откашливаться, или плюнуть на этот материал и опубликовать материал очень плохой – джинсу проплаченную, заказную, которая будет ему полезна в его бизнесе и устройстве личных дел, - он автоматически предпочитает второе. То есть: общество потребления. Все на продажу. Никто не хочет с гранатами под танки.

Какова же, в таком случае, перспектива?

У нас на глазах умирает бумажная пресса и превращается в электронную. Это сильно смещает акценты, потому что сегодня любой блоггер может стать знаменитым сетевым журналистом, если он просто говорит правду и понимает ее. Как, скажем, Алексей Навальный в России. Совершенно отвязанный человек, который не боится, что его убьют – да хранит его Господь! Он просто говорит правду. Это обнадеживает. В нынешних условиях глобальных информационных сетей оболванивать население, с одной стороны, становится легче, а с другой – все-таки труднее. Потому что любой может сказать свое – и его начнут слушать.

Наталия КлаунингНаталия Клаунинг, директор по коммуникациям Института Горшенина
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram