ГлавнаяБлогиБлог Азера Худиева

«Эффект бабочки»: Российская ползучая аннексия после Крыма, Нагорный Карабах

В хаотичном мире, где стремительно развиваются процессы, очень трудно предсказать, какие вариации в важных событиях возникнут в данный период времени и в данном месте, ошибки и неопределённость нарастают экспоненциально с течением времени. Эдвард Лоренц назвал это явление «Эффект бабочки». Этот термин широко употребляется как в естественных науках, так и в геополитических анализах.

Сегодня, несмотря на все прогрессивные достижения человечества в сфере инновационных технологий, медицины и других наук, мы всё еще переживаем трудный исторический период времени. Самой хрупкой ценностью на сегодняшний день стал мир и безопасность. Проблемы в межгосударственных отношениях создают новые вызовы и угрозы современности. Все это происходит на фоне того, что некоторые акторы международного права не соблюдают принятые правила политической игры.

К большому сожалению, сегодня международное право находится в глубокой турбулентности, в результате чего в разных регионах мира идут гибридные войны. Одним из новшеств в сегменте гибридной войны является ползучая аннексия. Это процесс одного из видов агрессии, которая происходит скрыто и на постепенных основах. На постсоветском пространстве данная практика стала одним из особых направлений и инструментом во внешнеполитическом курсе России. С практикой ползучей аннексии столкнулись Грузия, Украина и Молдова, а после второй карабахской войны, столкнулся и Азербайджан в Нагорном Карабахе.

Фото: EPA/UPG

Военная интервенция России в отношении Азербайджана, по другому и не назовешь, которая произошла 10 ноября сего года, создала перед азербайджанским руководством много новых вопросов в системе безопасности страны и ее суверенитета, а также геополитических рисков. Несмотря на то, что азербайджанская армия полностью разгромила армянскую армию, в результате чего Армения вынуждена была подписать Акт капитуляции, Россия, своим вероломным вмешательством, можно сказать, «ампутировала» полноценную военную победу Азербайджана, зайдя в Нагорный Карабах, который является признанной территорией Азербайджана, под эгидой миротворческой миссии. Россия, изначально, в период военных действий, всячески поддерживала Армению как своего союзника и члена ОДКБ, снабжая ее большим количеством вооружения.

И сегодня, когда армяне чувствуют открытую поддержку в виде присутствия российских «миротворческих» сил на территории Карабаха, из уст армян все чаще слышны слова о реванше. Это не исключение и не имеет эпизодический характер. Такого рода «миротворчества» вписывается в логику российской аннексии в странах СНГ. Оно не противоречит и общему характеру, идентичности и стратегической цели российской аннексии. Многие международные эксперты наблюдают аналогический процесс в Грузии, Молдове, Украине и Белоруссии. А в последнее время, дыхание «ползучей аннексии» чувствуется и в Казахстане.

По отношению и к этой стране наблюдается угрозы и политический шантаж военно-политических кругов России. Некоторые эксперты считают, что с увеличением военной риторики, увеличивается и риск применения к Казахстану Россией даже военной силы. Они делают такой прогноз на основе высказываний некоторых российских политиков и депутатов. Например, председатель комитета по образованию и науке Госдумы России, государственный и политический деятель, историк и политолог Вячеслав Никонов в программе «Большая игра» на Первом канале (10 декабря) в контексте распада СССР, заявил: «Казахстана не существовало, Северный Казахстан вообще не был заселен. Они существовали гораздо южнее. И, собственно, территория Казахстана - это большой подарок со стороны России и Советского Союза».

Официальный Нурсултан чувствительно отнесся к этим словам и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в своей статье «Независимость превыше всего» фактически ответил этим провокационным словам. Он особо подчеркнул: «Важно адекватно реагировать на все провокационные действия, ставящие под сомнение нашу территориальную целостность и добрососедские отношения, не только с позиций широкой общественности, но и на официальном уровне». И продолжая свои мысли заявил: «…хочу еще раз подчеркнуть: мы должны быть готовы защищать национальные интересы не только с помощью дипломатии, но и с более жестких позиций».

Такая реакция официального Казахстана имеет свою логику. Дело в том, что Казахстан хорошо знает общий характер, идентичность и стратегические цели российской политики на постсоветском пространстве на примере Грузии, Украины, Белоруссии, Молдовы и теперь Карабаха. Эту стратегию можно выразить одним тезисом: Россия осуществляет новый этап аннексии на постсоветском пространстве! Это показывает, что Россия никак не может избавиться от политики старого регионализма.

Но есть некоторые объективные факторы, с которыми придется России считаться. Конкретно, эксперты задают такой вопрос: «На сколько хватит ресурсов России, чтобы поддерживать свое присутствие и влияние на постсоветском пространстве?».

При нынешнем отношении к России ведущих западных стран этот вопрос не из разряда риторики и имеет реальное содержание. Многочисленные санкции и активный геополитический отпор российским планам в разных регионах мира, указывает на то, что и на Южном Кавказе для России могут быть неприятности. У нее просто может не хватить ресурсов и сил для полной аннексии. Как долго это может продолжаться, прогнозировать очень сложно.

Полагаться в этом вопросе на региональные государства далеко от реальности – Россия сильнее их. Поэтому, по нашему прогнозу, многое будет зависеть от того, насколько США и Европа будут объединяться против российской аннексии в регионе. Если это произойдет, тогда развал российской военно-политической мощи может пойти именно от Южного Кавказа, как это случилось в 1990 году после кровавых январских событий в Азербайджане. Это событие стало фактически началом развала СССР. История может повториться.

Вероятность такого поворота процессов очень высока. Во-первых, именно страна из Южного Кавказа, за последние 30 лет впервые, практически своими силами, освободила свои законные территории, которые были оккупированы при прямом участии России в 90-х годах ХХ столетия. Грузия, Украина и Молдова пока не смогли достичь такого результата. Поэтому они изучают азербайджанский опыт освобождения оккупированных территорий.

Во-вторых, регион Южного Кавказа географически наиболее близкий к Ближнему Востоку. Этот регион считается геополитически противоречивым и рискованным пространством. В то же время является местом динамических противоборств крупных геополитических и военных центров мира. В этом смысле, Южный Кавказ чувствителен к террору, политическим шантажам, силовым воздействиям.

В-третьих, в широком контексте Каспийский бассейн, а точнее регион Южного Кавказа, имеет огромные энергетические ресурсы, за которые уже несколько столетий борятся сильные государства. На данном этапе эта борьба приобретает черты обострения в силу увеличения динамики обеспечения энергетической безопасности Европы.

Наконец, Южный Кавказ находится на перекрёстке нескольких глобальных проектов (напр., «Один Пояс, Один Путь»), транспортных маршрутов разного направления (напр., Север-Юг, Запад-Восток и т.д.), логистики.

Вместе с тем в отмеченном контексте возникает еще один актуальный вопрос, а именно: «Насколько глубоко может пойти Россия, чтобы не допустить НАТО в лице Турции на Южный Кавказ для сохранения своего многолетнего влияния в регионе, а также с точки зрения своей безопасности?».

Эксперты считают, что Россия, на данном этапе, в противостоянии с Западом, максимально постарается не допустить НАТО на Южной Кавказ. Но Москва вынуждена учесть некоторые геополитические факторы, которые сформировались в ХХI веке. В том числе, России придется считаться с увеличивающейся силой Турции. Турция нужна России и для формирования нового баланса сил в регионе. Таким образом, Россия может допустить Турцию на Южный Кавказ при условии формирования баланса сил, который отвечает доминирующей логике Кремля в регионе. Вне этих рамок Россия не будет координировать свои действия с Анкарой, что наблюдается в частности сегодня в Карабахе. Поэтому «дружба» с Турцией не означает изменения во внешней политике по отношению к НАТО в сторону сотрудничества. Москва может считать, что лучше иметь дело с безъядерной и экономически не такой сильной Турцией, чем с ядерными и экономически сильными Западными государствами и США. Значит, Россия подходит к вопросу сотрудничества с Турцией, исключительно со стратегической точки зрения для обеспечения своей безопасности, и может в любое время изменить свою «дружественную» позицию по отношению к Турции.

Из этих рассуждений становится ясным, что у Азербайджана вместе со своим союзником Турцией, шансы невелики для предотвращения военного присутствия России в Карабахе. Поэтому Россия, в ближайшее время, может начать усиливать политику ползучей аннексии в Нагорном Карабахе.

Для полноценного баланса сил в регионе необходимо активное участии США и ЕС в геополитических процессах Южного Кавказа. Именно из-за отсутствия такого полноценного баланса сил, Азербайджан не смог достичь и закрепить политико-дипломатических побед, несмотря на то, что Азербайджанская армия с большим превосходством победила Армению и вынудила её капитулировать. Эта геополитическая необходимость имеет большое значение для формирования как региональной, так и устойчивой системы глобальной безопасности.

Есть все основания надеется, что в 2021 году все мировое сообщество и прогрессивно-демократические силы в плотную и в серьез займутся вопросом аннексированных территорий, тем самым создадут все условия для установления устойчивого мира и стабильности, которые помогут вышеупомянутым аннексируемым государствам в их стремлении сформировать развитое демократическое общество и не дать повториться «эффекту бабочки» в вопросе новых аннексий и нарушений международного права.

Азер Худиев Азер Худиев , Бывший Чрезвычайный и Полномочный посол Азербайджана в Украине
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram