ГлавнаяМир

Россией займётся ЦРУ

Президент Байден собирается трансформировать Совет национальной безопасности США (СНБ) – консультативный орган при главе Белого дома, где принимаются решения по наиболее важным проблемам, касающимся защиты государственных интересов как внутри страны, так и за рубежом. Эти изменения в определённом смысле затронут и всё постсоветское пространство, включительно с Украиной. При Байдене, как во времена Обамы, появится отдел по делам России и Центральной Азии. Он будет рассматривать вопросы, связанные, в том числе, с ограничением агрессивной политики РФ в странах, размещённых по периметру её нынешних границ. Примечательно, что руководить этим направлением будет бывший старший аналитик ЦРУ – Андреа Кендалл-Тейлор.

Фото: EPA/UPG

Байден и конец изоляционизма

Есть несколько важных изменений, которые произойдут в работе Совета нацбезопасности. Во-первых, новая американская администрация очертит для СНБ три новых направления, которые, как полагает Байден и его команда, в последующем будут влиять на политический и экономический уклад США. Среди них – здравоохранение (пандемии и вакцинирование), права человека, новые технологии. Избранный президент заявил, что его цель – разрушить границы между национальной безопасностью и внутренней политикой.

Из этого вытекают два следствия. Так, будущая американская администрация собирается противостоять ключевым противниками на этих направлениях, заняв там лидирующую позицию. И те события, которые недавно разворачивались вокруг политической истории с Twitter, будут иметь постоянные глобальные последствия. Теперь новые технологии – инструмент для сдерживания и противодействия. Далее – был подан сигнал, что Соединённые Штаты перестают отдавать на откуп другим странам вопросы обустройства миропорядка. То есть, поведение России, Китая и Ирана так же затрагивают вопросы нацбезопасности США, как и пандемия COVID-19.

Фото: EPA/UPG

Следовательно, США времён администрации Байдена откажутся от политики изоляционизма и вернутся к тем процессам, которые мы называем глобализацией. В ближайший год мы увидим новую доктрину национальной безопасности Соединённых Штатов, где Китай может стать прямым соперничающим конкурентом, Иран – выйти из числа соперников (или перейти в низшую категорию угроз), а Россия, напротив, закрепит за собой этот статус, предоставленный ей ещё Трампом. Вероятнее всего, здесь мы можем говорить о продолжении и усилении политики Монро-Вильсона. Со всеми отсюда вытекающими последствиями для миропорядка. И это – второе следствие.

Та старая – новая философия, которую пытается ввести Байден в функционал СНБ, говорит нам о том, что 46-й президент США будет активно заниматься вопросами нацбезопасности и международной политики, что эти направления будут закреплены сугубо за ним. Для этих целей он подбирает команду единомышленников, которая будет состоять в большинстве своём из числа людей, входивших в администрацию Обамы, а также (что не является взаимоисключающим) – американских высокопоставленных военных и разведчиков.

Напомним, что во времена Трампа влияние разведки и военных в Совете нацбезопасности США было значительно ослаблено. На высшие посты в СНБ назначались люди, которые не имели никакого отношения к вопросам защиты государства. Здесь можно вспомнить политтехнолога, идеолога правых радикальных сил Стивена Бэннона, который был старшим советникам 45-го президента по вопросам национальной безопасности. Совет при Байдене будет усилен во многом генералами армии и офицерами из числа разведчиков.

Американская разведчица против России

Одним из таких офицеров, которыми Байден усилит СНБ, будет Андреа Кендалл-Тейлор. Она возглавит российское направление. Напомню, что при президенте Трампе отдел, занимающийся РФ, был упразднён: проблематикой нашего северо-восточного соседа занимался европейский департамент. Теперь же в Совете нацбезопасности вновь появится подразделение по делам России и Центральной Азии.

Андреа Кендалл-Тейлор
Фото: 60 Minutes/YouTube
Андреа Кендалл-Тейлор

Здесь важно понять, что Байден сформировался как политик во времена холодной войны, поэтому он явно будет действовать в контексте сдерживания России, усиления давления в отношении её, ограничения позиций РФ как в странах постсоветского блока, так и в тех региональных точках, где Москва смогла укрепить свои позиции – в Сирии, Ливии, Афганистане, КНДР, Венесуэле и прочих. Из этого следует, что ему нужен человек, который отлично понимает, что такое Россия и как с ней можно бороться.

Посему выбор пал на Андреа Кендалл-Тейлор. Ещё до того, как она возглавила российское направление в переходной команде избранного президента Байдена, чиновница работала по линии российской разведки и являлась старшим аналитиком ЦРУ. К слову, изучению России и всему, что с ней связано, она посвятила большую часть своей профессиональной жизни.

С 2015 по 2018 годы она была заместителем главы отдела по проблемам России и Евразии в Национальном совете по разведке. Фактически все, что было связано с российской проблематикой, шло через неё. Как раз в этот период РФ вела активные боевые действия на Донбассе, организовывала торговые войны против Беларуси, участвовала в сирийской операции, сближалась с Китаем и Ираном – список можно продолжить.

Кендалл-Тейлор специализируется на проблеме сдерживания автократических режимов и на их зависимости от энергоресурсов.

Андреа Кендалл-Тейлор
Фото: cnas.org
Андреа Кендалл-Тейлор

В своей статье для Georgetown Journal of International Affairs она отмечала, что Владимир Путин решил начать военные действия в Украине, так как был уверен, что экономически и политически Киев зависит от Москвы, а американцы и европейцы не смогут сразу предоставить адекватный ответ. Офицер разведки полагает, что одни только социально-экономические сдерживающие меры не замедлят агрессивную политику российского руководства. Более того, она считает, что при нынешнем поведении США на международной арене у Москвы в обозримом будущем будут сохраняться ресурсы для проведения той внешней политики, которую она внедряет сейчас.

«Путин усиливает российское влияние дешевыми средствами – ограниченное военное вмешательство, кибероперации и кампании влияния обходятся относительно недорого. В Украине и Сирии, например, Кремль применил столько сил для достижения своих целей, чтобы общие расходы равнялись незначительному проценту ВВП РФ», – пишет Кендалл-Тейлор.

Она уверена, что противостояния в Грузии, Украине и в Сирии лишь укрепили уверенность Путина в том, что военные действия служат эффективным средством достижения его внешнеполитических целей.

 Российская военная авиация на базе Хмеймим в провинции Латакия, Сирия.
Фото: EPA/UPG
Российская военная авиация на базе Хмеймим в провинции Латакия, Сирия.

«Путин увидел, что использование военной силы усиливает позиции России на переговорах с Западом, что такие действия являются наиболее эффективным способом для привлечения его внимания… В этом отношении современные военные инструменты, такие как кибероружие, стали гораздо более важной частью инструментария внешней политики Путина, что позволяет предположить, что в будущем он будет придерживаться более агрессивного и милитаристского подхода», – указывает бывший аналитик ЦРУ.

Описывая же пертурбации, происходящие в связи с конституционными изменениями в России, офицер на страницах влиятельного американского журнала Foreign Affairs указывала, что российский президент осознаёт всю шаткость режима после его ухода, поэтому пытается убедить российскую общественность и, вероятно, элиту, сформировавшуюся вокруг него, в том, что система жизнеспособна. По этой причине, как говорит Кендалл-Тейлор, Путин заранее объявил конституционную реформу – для защиты власти от возможных потрясений.

Американская разведчица уверена, что власть в России упадёт, однако она также отмечает, что Путин будет влиять на миропорядок и менять правила игры на международной арене до тех пор, пока у него будет такая возможность. Этому может помешать Вашингтон, пишет офицер.

«Путин склонен к ошибкам в расчётах, а Россия – страна со средним уровнем дохода и номинальным ВВП размером с Испанию. Напротив, российское продвижение в значительной степени является результатом нежелания Вашингтона вести за собой и неспособности Запада оказать достаточное сопротивление действиям РФ. Пришло время Соединенным Штатам и Европе вмешаться, ослабить силу Путина и защитить будущее, которое мы себе представляем», – акцентирует Кендалл-Тейлор.

Вместо послесловия

Очевидно, что Байден будет активно заниматься вопросами, связанными с Россией и странами постсоветского пространства, где ключевую роль для США играет Украина. В то же время в команде Байдена видят, как Москва усиливает своё присутствие на белорусском, молдавском и кавказском направлениях, что происходит в Центральной Азии. Всё это – вызовы для будущей американской администрации, для СНБ и конкретно для Андреа Кендалл-Тейлор. Она же и будет всем этим заниматься: готовить аналитику, документы для Совета и Белого дома, участвовать в разрешении кризисов, в том числе по периметру России.

 Президент США Джо Байден и главный советник по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан
Фото: seacoastonline.com
Президент США Джо Байден и главный советник по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан

Видно, что и сам Байден, и его главный советник по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан будут активно вовлечены в дела Украины. Последний выступает за предоставление более значимой военной помощи официальному Киеву. Более того, в состав Совета нацбезопасности США войдут люди, которые давно поддерживают идею участия Соединённых Штатов в «нормандском формате». Будут там чиновники, которые отлично понимают, что из себя представляет сегодняшняя Россия, как её руководство действует на международной арене; среди них – Андреа Кендалл-Тейлор.

Очевидно, что Россией и всем, что с ней связано, в особенности на постсоветском пространстве, будет активно заниматься администрация Байдена и американские спецслужбы. Выбор Кендалл-Тейлор – интересный и важный сигнал Кремлю. Равно как и возможное назначение бывшего посла США в РФ Уильяма Бернса главой ЦРУ. 

Однако здесь важно понять один очень важный момент: США не будут разрушать Россию, они не собираются строить экономически развитую Украину, участвовать в её институциональном развитии. Последнее – дело украинской власти, а не американской. И в данном контексте Киеву следует понять, как приобрести выгоду в сложившейся ситуации, где соседи и вечные противники не меняются. 

Александр ДемченкоАлександр Демченко, редактор відділу "Світ"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram