ГлавнаяОбществоЖиття

Болезнь воспроизведения

30 октября 1885 года известный ревнитель деспотии (современным языком – авторитаризма) К.П.Победоносцев вручил царю доклад «О необходимости судебных реформ». В этом докладе он предлагал «пресечь деморализацию, которую распространяет в обществе публичность судебных заседаний». Сто двадцать шесть лет прошло, а тезис всё ещё актуален. Без всякого сомнения, именно подобным «ограничительным» мышлением руководствуются некоторые украинские законодатели, старательно пытающиеся одеть извечные нравственные категории в правовые одежды. Будь Победоносцев нашим современником, он бы уверенно выступил в поддержку таких несвежих украинских новаций. Особенно, для радио и телевидения.

Болезнь воспроизведения
Фото: Макс Левин

В нашей Верховной Раде много юристов. Когда-то на заре украинской независимости я вслух мечтал об этом. Писал и говорил о необходимости обратить внимание на это формообразующее для любого цивилизованного государства университетское образование. Обратили, теперь юристов – с большим излишком, а правового государства всё ещё нет. И, похоже, не предвидится. Ибо нет потребности. У нас, у населения страны такой потребности нет.

Мораль и право не могут совпадать по своим полям. Если я веду себя безнравственно, не переступая грань административного или уголовного закона, терпите меня. Создавайте условия для моего перевоспитания здесь же, рядом с вами. Вытесняйте из общины, если я совсем неисправим… Забыл, совсем забыл, у нас нет общины, мы с этим буржуазным пережитком покончили ещё в 1917 году.

Плохой и хороший – не правовые категории. Как и злой и добрый, честный и лживый. С изумлением слушаю и читаю аргументы докторов юридических наук, противоречащие сути права. А им вдогонку вторят велеречивые профессора психологии и психиатрии, точно знающие причины «современной моральной деградации» - телевидение и интернет. Как будто раньше, тысячи лет назад люди не убивали себе подобных, не пили вино, не употребляли наркотизирующие вещества. Им легко убеждать, этим профессорам, поскольку в юности и в зрелые годы они себя не отяготили чтением «Илиады», «Одиссеи» и скандинавского эпоса. Впрочем, как и Библии.

В теории права справедливость рассматривают в качестве патетической категории. Нравственность также не может, не должна регулироваться правом. Иначе – неизбежно появление очередного «морального кодекса строителя коммунизма». Со столь же неизбежным уголовным наказанием для всех сомневающихся.

Я долго воздерживался от разговора вслух на эту «моральную» тему. Я наблюдал издали за попыткой горстки украинских интеллигентов противостоять глубоко аморальному «комитету морали». По единственной причине: некоторые из противостоятелей не менее безнравственны, нежели объект их ненависти. Истерика – плохой аргумент, она выдаёт слабость, неуверенность в себе. Это правда, советская система воспроизвела саму себя, как оказалось, смена знамени и текста Конституции не приводят к обязательным переменам в сознании. Как и смена языка, воры и грабители освоили новый государственный язык быстрее физиков и математиков, когда-то читавших Солженицына и Сахарова в машинописных копиях самиздата.

Мы больны. Мы очень больны. Политизация нравственного, политизация добра и зла – проявление этой глубокой душевной болезни. К счастью, излечимой. Со временем, только со временем.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram