ГлавнаяОбществоЗдоров'я

Зачатие из непорочной пробирки удостоено Нобелевской премии

Долой конфетно-цветочные ухаживания, редкость встреч закатными часами и эти старомодные упражнения, призванные зачать новую жизнь. Наука сделает все за вас: капельку от папы, капельку от мамы, крибли-крабли-бумс, солидный счет на оплату – и через 9 месяцев можно покупать первые подгузники.

Зачатие из непорочной пробирки удостоено Нобелевской премии

Технология IVF – in vitro fertilization, буквально и означает «оплодотворение в пробирке». Она же ЭКО – экстракорпоральное оплодотворение. Ее основное назначение: помочь бесплодным парам зачать ребенка.

Сейчас существует уже множество вариаций данной процедуры, но все они, так или иначе, сводятся к одному: момент соединения половых клеток, сперматозоида и яйцеклетки, происходит под контролем медперсонала. И, чаще всего, вне тела матери, в пробирке. Через недельку жизни под стеклом, малютку вводят маме, где, если все прошло удачно, он имплантируется и становится полноправным зародышем.

Сама технология, сама мысль об этой технологии вызывала и вызывает возмущение этических ханжей, служителей церкви и других сочувствующих. Мол, мы покушаемся на Божественное, гореть нам всем в аду за такие дела и так далее. Конечно, выращивать яйца на птицеферме, чтобы потом скушать омлет – дело богоугодное. Хотя пожирание нерожденных младенцев птиц, помнится, на Скрижалях записано не было. И если Он, Природа, Мировой Разум или даже Великий Рэндом постановили, что данная пара детей иметь не будет, то поверьте, все потуги эмбриологов окажутся напрасными. Однако преодоление некоторых причин бесплодия и зачатие выстраданного и желанного ребенка – чудо для тех, кто к этому стремится. И если любой нормальной матери сказать, что ради своего ребенка придется пожариться в аду, она еще и свой набор сковородок прихватит.

Но есть и другая сторона технологии. Конечно, помочь многим парам можно. Но для получения яйцеклеток женщина подвергается процессу «гиперовуляции», то есть гормонально стимулируется развитие сразу большого количества яйцеклеток. Чтобы увеличить вероятность. Эти клетки потом оплодотворяются in vitro (в стекле) и подсаживаются матери. И часто бывает так, что имплантируется не одна, а больше оплодотворенных клеток. Тогда «лишние» приходится уничтожать. Банальной иглой. Это, товарищи, «супераборт». За такие вот дела можно и в котел угодить. Хотя напомню про маму и сковородки.

А сама технология IVF начала работать совсем не сразу. Официально считается, что первая статья о IVF вышла в 1969 году. Роберт Эдвардс (Robert Edwards), сейчас именуемый отцом ЭКО, всю жизнь положил на развитие эмбриологии.

С пятидесятых годов работал на мышах, потом на человеческих клетках. И сейчас, когда его чествуют и награждают различными премиями, он, в свои 85, едва ли способен в полной мере насладиться вершиной научного Олимпа. Премия Ласкера лишь в 2001 и, наконец, она, самая желанная конфета, Нобелевская премия по физиологии и медицине, только ему одному, никакого деления, определена 4 октября 2010 года. А Эдвардс едва ли способен дать интервью. Его жена лишь сообщила, что он «очень рад премии». И неизвестно, сможет ли он дать Нобелевскую лекцию в Стокгольме в декабре.

«Отец» четырех миллионов детей вынес немало для того, чтобы его работы нашли применение. В 60-х и 70-х, сразу после бума рождаемости, никого не интересовали проблемы бесплодия отдельных пар. А исследования в области эмбриологии человека делали ученых аутсайдерами. Джеймс Уотсон, также Нобелевский лауреат и основатель молекулярной биологии, в 1971 году заявил, что «безответственно вмешиваться в зарождение жизни». В том же году Совет по медицинским исследованиям Великобритании отказался финансировать работы Эдвардса. Только в 1978, когда первый ребенок, Луиза Браун, была выношена и рождена после процедуры ЭКО, британцы резво взялись помогать ученым.

А знаете, почему Роберт Эдвардс получает премию в одиночестве? Потому что Патрик Стептоэ (Patrick Steptoe), гинеколог, работавший с Эдвардсом 20 лет, умер в 1988 году. Не особенно вкусив радость научной победы. А ведь Стептоэ работал с Эдвардсом с 1968-го, и все ключевые публикации они создавали вместе. Но Стептоэ практически забыт. Как и Мин Чуэ Чанг (Min Chueh Chang), продемонстрировавший ЭКО на кроликах, и умерший в 1991 году. Как и многие другие, о которых я не знаю и не могу написать.

Эдвардс и Стептоэ

Сейчас ЭКО проводят во многих странах мира. И, конечно, в Украине в том числе. Кстати, вполне удачно. Так что, думаю, нужно снять шляпу перед теми людьми, которым, так или иначе, уже благодарны миллионы пар по всему миру. За детей, к счастью ничего не слышавших о двух ученых из Британии.

Юрий ЯкушкоЮрий Якушко, Биолог
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram