ГлавнаяСпорт

​Сергей Дзинзирук: Из-за братьев Кличко не видно других наших боксеров

Сергей Дзинзирук – почти уникальный боксер. За более чем 11 лет профессиональной карьеры у него нет ни одного поражения на ринге. Этому есть два объяснения.

​Сергей Дзинзирук: Из-за братьев Кличко не видно других наших боксеров

С одной стороны, Дзинзирук очень вдумчивый боксер, и западным СМИ стоило бы дать ему прозвище «Профессор», а не «Бритва». А с другой, его многолетний партнер – клуб Universum Box-Promotion – организовал «Дзыне» лишь один настоящий мегафайт. Случилось это в 2005 году, когда украинец отобрал пояс чемпиона мира у Даниэля Сантоса. После этого Сергей провел пять защит титула – все в Германии (а мечтал-то об Америке), все – с не самыми известными соперниками (а хотелось-то объединительного боя).

Дзинзирук начал «бракоразводный» процесс с UBP и его владельцем – небезызвестным Клаусом-Питером Колем. А параллельно подыскал себе новых промоутеров, которые вывели бы его на американский рынок. Те слово сдержали, правда, пока смогли организовать лишь один поединок – с австралийцем Даниэлем Доусоном.

Сергей, у Доусона до поединка с вами было 34 победы при одном поражении. Неплохая статистика. Но тот ли это соперник, о котором вы мечтали, когда разрывали отношения с Universum Box-Promotion? Пока это не совсем то, на что я рассчитывал. Впрочем, я мечтал о бое в Америке – и получил его. И это был главный поединок вечера. Первая ступень покорилась. Так что в целом я доволен. Мы с Доусоном чем-то похожи. У обоих хороший послужной список, но оба неизвестны в Америке. Это как раз та причина, по которой пока не удается договориться с топовыми боксерами. Их промоутеры говорят, что Дзинзирука плохо знают в Америке, упираются, выдвигают какие-то условия.

Из Universum одновременно с вами уходили и другие боксеры. В частности, наш Андрей Котельник, немец Феликс Штурм. Что произошло с компанией, которая не так давно считалась весьма успешной?Когда я уходил из клуба, там всем заправлял Дитмар Пошва, зять Клауса-Питера Коля. А он бывший бармен, в тонкостях бокса ничего не понимает. У меня с Володей Сидоренко и Андреем Котельником даже была идея написать книгу о Universum, чтобы все знали правду об этом клубе, знали, что это большая яма для боксеров.

После завоевания чемпионского титула вы иногда проводили лишь один бой в год. Чего так?У Universum были одни планы, у меня – другие. Я звонил, требовал проводить как минимум два поединка в год. Они вроде и не возражали, но боев не организовывали. Объясняли тем, что многие боксеры отказываются, а те, кто не против, не предлагают денег, хотят бесплатно побоксировать за звание чемпиона мира. Я уверен, что имели место ошибки со стороны менеджмента.

Как думаете, почему Universum так и не смог организовать вам мегафайт в Америке?А это все политика Клауса-Питера Коля: взять хорошего боксера, сделать его чемпионом мира, а потом выгодно продавать. Например, Андрей Котельник трижды боксировал в Англии, где он де-факто выигрывал, но побед не получал (добавим, что в карьере Котельника мало что изменилось: подписав контракт с Доном Кингом, 7 августа он очень спорным решением судей проиграл бой... другому подопечному Дона Кинга. – Lb.ua). А Володя Сидоренко, будучи чемпионом мира, ехал во Францию, Японию, где все оплачивала принимающая сторона. Политика клуба была такая: у нас есть чемпион, платите большой гонорар, и чемпион приедет к вам. Но иногда нужно и самим тратиться.

Проблемы в отношениях с клубом возникли давно. Ваш контракт заканчивался вроде бы в конце 2008-го, и у вас не было желания его продлевать. Почему же остались?Думаете, мне кто-то предложил лучшие условия? Ну, было предложение поехать в Америку, но никакой конкретики: ты приезжай, а там видно будет. И не так просто было уйти из Universum в ранге чемпиона мира. У меня не было как такового контракта с клубом, но была устная договоренность, что до мая 2010 года буду выступать под его эгидой. Правда, процесс расставания посчастливилось ускорить.

Вы долгое время защищали цвета немецкого клуба. Разница между вашей популярностью и популярностью братьев Кличко в Германии была очень велика? Пропасть. Даже в Украине – есть Кличко, а есть остальные боксеры. Эра братьев накрыла собой весь украинский бокс. И я не вижу, кто может стать с ними в один ряд. А немцы на полном серьезе считают их своими, вся страна от братьев с ума сходит. На их боях всегда будут переполненные футбольные стадионы. Конкурировать с Кличко нереально.

Вас это огорчает или вы просто констатируете факт?Немного грустно, что из-за братьев не видно других наших боксеров. Пример – Владимир Сидоренко. Был чемпионом мира, а кто его знал? Единицы в родном городе. А человек шесть раз защищал чемпионский титул. Пусть это легкий вес, но это очень непросто. Я по себе знаю: с каждым разом защита дается все тяжелее. Но, как говорится, есть все боксеры, а есть отдельная каста супертяжей.

Правда, что немцы были не в состоянии правильно выговорить вашу фамилию? Может, это и помешало завоевать популярность?У них вместо звука «дз» – «ж», и они говорили: Сергей Жинжирук. Но не думаю, что проблема была в фамилии. Прежде всего, не хватало раскрутки. И знания немецкого языка, кстати. Сначала я стремился выучить язык, а потом понял, что в тренировочном зале он мне не нужен, ведь кругом все свои.

Вам не кажется, что вы уж слишком правильный? Нет чтобы голову кому-то на словах оторвать или «съесть» чьих-то детей. Вот Андрей Котельник как-то даже пообещал надрать одному из соперников задницу…Но я же не один такой правильный. Это все школа советского бокса и старое воспитание. Я не знаю ни одного боксера из бывшего СССР, который бы так себя вел. Правда, Хэй так достал братьев Кличко, что они ему ответили в более жесткой форме, чем обычно.

Это правда, что украинцы в Universum получали меньше немцев?Так ведь не только украинцы. Главное, что ты не немец. А телевидение заинтересовано именно в немцах. Если в Германии появляется талантливый местный боксер, за него сразу все хватаются. Кстати, не так давно едва ли не половину любительской сборной страны по боксу составляли репатрианты из бывшего СССР.

Вы прочувствовали на себе прелести немецкой системы налогообложения?О, я столкнулся с этим в начале карьеры. Не зная всех законов, подписываешь контракт, суммы вроде пристойные стоят. Когда же в конце года тебе насчитывают налог на заработок, начинаешь тихо паниковать. Если ты не женат – платишь до 45% от чистого заработка. Становится полегче после женитьбы, рождения первого ребенка, второго. В конце немецкого отрезка карьеры мне было уже проще. Хотя… Смотрите: 35% гонорара за бой забирал Universum, 3% я платил WBO как чемпион мира по этой версии. А от оставшейся суммы 40% уходило на налоги. Да, я еще и за квартиру из своего кармана платил. Квартира в Гамбурге в месяц стоила €420, живешь – не живешь, а плати. Тех небольших гонораров, которые я получал в начале карьеры, хватало впритык. Поэтому и хотелось боксировать чаще. Проводил 4–5 поединков в год. А потом стал вроде больше зарабатывать, но реже боксировать.

А гонорар, который вы получили за первый бой в Америке, стал рекордным для вас?Ну что вы, получил в 2–3 раза меньше, чем это было в Германии. Но, в принципе, мы с промоутерами так и договаривались. Во-первых, я был почти не известен в Америке. К тому же, я не боксировал полтора года, и мне устроили проверочный бой, чтобы оценить, в какой я нахожусь форме.

Вы немало тренировались в США. В чем увидели главные отличия от Германии?В Германии выстроена четкая система: прекрасный зал, прекрасные условия. Бросил грязную форму в корзину, а наутро она чистая лежит на твоей полочке. А в Америке пошарпанные, маленькие залы. Что меня удивило, так это то, что чемпионы мира и ребята, которые заплатили деньги и просто пришли потренироваться, занимаются вместе – никто их не разделяет. В Америке, конечно, бокс очень массовый вид спорта. И его очень много на телевидении.

Евгений ШвецЕвгений Швец, журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram