ГлавнаяОбществоЗдоров'я

Записки режиссера. Крест ожидания.

Был у меня приятель, когда-то вместе на киностудии работали. Уже не молодой, мой одногодок. Он умер от нефросклероза. На этой неделе как раз шесть лет исполняется. Ждал он, ждал своей пересадки почки, да так и не дождался. Мы, его друзья, хотели хоть чем-нибудь помочь, но без очереди на почку не пробьёшься, да и как оттолкнёшь другого умирающего, свою отдать - ему здоровая нужна, ехать за границу - там та же история. Так, бедолага, и ушёл без помощи.

Записки режиссера. Крест ожидания.
Фото: Макс Левин

И он у нас в стране не один такой.

На данный момент в Украине действует 6 центров трансплантации органов, из которых реально операции выполняются только в Запорожье и в Киеве. Причём, живое донорство у нас разрешено только от родственников. Ну ладно, свою почку ещё кое-как, их, всё же, две, а сердце-то как отдать?..

Допустим, его можно взять у трупа чужого человека. При определённых обстоятельствах многие его органы пригодны для пересадки нуждающимся больным. Только и здесь не всё так просто.

При, так называемом, трупном донорстве, в Украине действует «презумпция несогласия» пациента, т.е. утверждается, что он априори не согласен на извлечение его органов после смерти. Таковы же законы еще в 64% стран мира (в том числе в США, Германии, Японии, в странах третьего мира). Это означает, что органы могут быть изъяты из тела умершего человека для донорства, только если человек при жизни каким-то образом зафиксировал свое согласие на это. А если такового нет, остается надеяться, лишь на безвозмездное извлечение органа из трупа по согласию родственников.

В реальной жизни, говорят наши врачи, это практически невозможно. А ведь надо действовать быстро: в среднем донорская почка живет 6-7 часов, печень 6-24, сердце – 3 (в США, где для этого используют последние технологи – 7 часов). И один такой донор, если повезёт, может спасти жизни до восьми человек!

Фото: blogspot.com

В соседних с нами Беларуси и Российской Федерации, в ряде других стран, картина несколько иная. Например, Закон РФ «О транс­плантации органов и (или) тканей человека» вводит «пре­зумпцию согласия» («неиспрошенное согласие»), согласно ко­торой, забор и использование органов из трупа осуществ­ляется, если умерший при жизни не высказывал возраже­ний против этого, или если возражения не высказывают его родственники. Отсутствие чётко выраженного отказа трактуется как согласие, т. е. каждый человек практически автомати­чески превращается в донора после смерти, если он или его родственники ясно и, главное, вовремя не вы­сказали своего отрицательного отношения к этому процессу.

Т.е. если у нас для забора органов требуется получение согласия пациента или его близких, то, допустим, в Беларуси и РФ для проведения аналогичной операции, достаточно отсутствия их отказа. Разница, казалось бы, несущественная, но при таком подходе количество донорских органов у них увеличивается буквально в разы.

Зато наша система, с моей точки зрения, более прогрессивна и учитывает принципы защиты прав и достоинства че­ловека в сфере медицины, разработанные Всемирной ор­ганизацией здравоохранения.

А ведь с 1937 года и вплоть до распада СССР у нас «работало» Постановле­ние Совнаркома «О порядке проведения медицинских опе­раций», согласно которому, тела сограждан после смерти становились как бы собственностью государства и практи­чески автоматически обслуживали «интересы науки и об­щества». Согласно этой позиции, со своей смертью человек теря­л все права, в т.ч. и право распоряжаться своим телом после смерти. Наш нынешний Закон эту несправедливость устранил. Как результат – в Украине почти полностью отсутствует трупная трансплантация.

Ну и что дальше? Тысячи украинских граждан с нетерпением продолжают ждать своего спасителя - донора, живого или мёртвого. Пересадка почки нужна 4 тыс. человек в год. В реальности её получают 80, максимум 100 счастливчиков. Новая печень необходима от 2 до 2,5 тысячам - пересаживают её всего лишь 30 - 40 пациентам. А новое сердце показано 2 тыс. человек. Не получает его, практически, никто!..

Фото: Макс Левин

Но вот, возьмите, к примеру, США, мирового лидера в области донорства и трансплантологии. Законодательство в этой сфере у них практически аналогично украинскому. А теперь загляните на ***сайт их Министерства здравоохранения и социальных служб. Посмотрите размещённую там информацию о Пожертвованиях органов и тканей для трансплантологии. Картина здесь совершенно иная.

В США ежедневно проводится, в среднем, 75 операций по пересадке донорских органов.

Всего же, в год: 2 000 трансплантаций сердца, 15 000 трансплантаций почки, 5 000 трансплантаций печени в год!

Но, главное - в настоящее время более 86 миллионов человек в США являются официально зарегистрированными добровольными донорами (включая сюда, естественно, доноров крови и спинного мозга)! И каждые 11 минут к ним прибавляется ещё один, решивший безвозмездно поделиться с нуждающимся соотечественником частью своего тела.

И это в обществе, как многие у нас считают, убого меркантильном и патологически эгоистичном!..

А что же у нас, исконно добрых, религиозных и отзывчивых?

«У нас сейчас главная проблема - с грустью констатируют врачи, - неготовность общества признать трансплантацию этически решаемой задачей. Хотя законодательная база в Украине отвечает всем критериям законодательной базы стран Евросоюза, люди еще не «созрели», чтобы отдавать свои органы для спасения других».

Вот так… Поэтому прямое обращение врачей к паци­енту или его родственникам за донорской помощью, в силу, вполне допускаю, каких-то наших особенных культурно-исторических причин, как правило, ответного движения не вызывает (причём, одни исследо­ватели называют это «недостаточной цивилизованностью», другие же — «недостаточной нравственной чуткостью»). Возможно они и правы.

Фото: Макс Левин

Но я уверен, что не всё у нас так безнадёжно, как нам обычно кажется, и что ситуацию всё же ещё можно переломить! Нет, не хитростью врачей и не насилием власти, а целенаправленным активным просветительством. Вот вам пример - Испания. Ведь там благодаря очень мощной информационной кампании, поддержке политиков, СМИ, церквей и конфессий, в течение десяти лет удалось достичь почти фантастических успехов в трансплантологии!

Там даже существует специальный телеканал, по которому ежедневно транслируют передачи о людях, отдавших свои органы ради спасения других, рассказывают о тех, кому сделали пересадку, проводят общественные дискуссии по этой непростой проблеме. В результате, живое и трупное донорство, в столь глубоко религиозной и в этом смысле довольно консервативной стране, стало делом понятным и поощряемым, как её властями, так и простыми гражданами.

А вот близкие моего умершего в ожидании пересадки товарища, отказались предоставить его упокойное тело в качестве донорского. Сказались, видимо, физическая усталость, боль утраты, а главное - обида за нравственное несовершенство общества. Потом, правда, пожалели о своём шаге, но было уже поздно.

Кто знает, что нам уготовано в этой жизни. Вот и кому-нибудь из нас потом бы не пожалеть…

Анатолий БорсюкАнатолий Борсюк, режиссер, тележурналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram