ГлавнаяПолитика

Борис Баум: «Если мою жизнь сравнить с жизнью других людей, я считаю, что я - ангел. Профессиональный»

«Я не отказываюсь от роли локомотива и инициатора, двигателя всей этой реформы. И я этим очень сильно горжусь!» - говорит о преобразовании рынка «игорки» советник замглавы ОП Кирилла Тимошенко Борис Баум.

«Никто не мог это сделать 10 лет, но мы это сделали», - добавляет.

«Мы» - это сам Баум, команда ОП, профильный финансовый комитет Рады, депутаты «Слуги народа».

Как известно, недавно Верховная Рада провалила два закона, так и не убрав коллизию в формировании ключевого органа для «игорки» — Комиссии по регулированию азартных игр и лотерей. До сих пор так и не принят налоговый закон, без которого рынок не заработает полноценно.

На LB.ua об этом вышел подробный текст, который Баум раскритиковал в соцсетях, предложив изложить свою ответную позицию. Учитывая важность темы, и колорит фигуры советника замглавы ОП, мы не стали отказываться.

Баум – уроженец Юрмалы, долгое время работал топ-менеджером российской VS Energy (бенифециары: экс-вице-спикером ГосуДумы РФ Александр Бабаков, Евгений Гинер и Михаил Воеводин). Утверждает, правда, что дело было не в России – в Украине. Гражданство нашей страны получил в январе 2020-го специальным указом Президента (которого на сайте ОП нет).

Фото: Макс Требухов

На тот момент Баум уже был достаточно близок к властной команде – занимался перезапуском всего рынка «игорки» (по его собственным оценкам, объем составляет 20 млрд долларов в год), а с начала пандемии возглавил благотворительный фонд «Прайм», распоряжавшийся привлеченными благотворительными средствами (в ходе разговора гн.Баум отметил, что после фонд прошел аудит, и он готов предоставить LB.ua соответствующие документы, однако – на момент публикации – этого так и не произошло).

Все это стало возможно благодаря выгодному соседству. В буквальном смысле. Баум и глава фракции СН Давид Арахамия живут рядом в коттеджном городке «Романково» под Киевом, а познакомились на детском дне рождения. Знаменитый «социальный лифт» сработал безотказно, и даже длительная связка с россиянами не стала помехой для статуса советника замглавы ОП.

Сегодня Баум лоббирует принятие Радой профильных «игорных» законов, ругается из-за этого с Минфином и радуется привлечению в бюджет 202 млн за первый квартал (хотя по году заложены 7.4 млрд, и уже ясно, что планка недостижима).

«Закон об «игорке» не корявый»

Анна Стешенко: С профильным законом об «игорке» происходят удивительные вещи. Недавно финансовый комитет ВР, по сути, кардинально пересмотрел редакцию законопроекта № 2713-Д, которым предлагается ввести 10% налог на доход от всех игорных заведений. Законопроект был в повестке работы Верховной Рады, но депутаты так и не рассмотрели его. А без полноценного налогового законодательства «игорка» нормально не заработает.

На заседании комитета проект закона кардинально улучшили, а не изменили. Основные положения не поменялись. Сохранились все виды деятельности.

В мае прошлого года комитет впервые поддержал редакцию закона № 2713-Д, которой предлагалось ввести нулевую ставку для игорного бизнеса до 2024 года (пока не заработает он-лайн мониторинг ставок и выигрышей), с букмекеров предполагалось брать всего 5%, с онлайн казино 10%, с автоматов 12.5% и для лотерей, если не ошибаюсь, тоже 10%. Тогда прозвучало очень много обвинений в очевидных, по-моему мнению, лоббистких нормах: неравные ставки налогооблажения для участников рынка и трехлетняя налоговая льгота. Я об этом не раз говорил публично. Тем не менее в тот момент нам было очень важно, чтобы два закона (Ред.: базовый об игорном бизнесе и изменения в налоговый кодекс) были приняты вместе. Игорный во втором чтении и налоговый в первом. А что мы изменили? Так вот новая редакция 2713-Д, которую сейчас должны были рассматривать, убрала все эти лоббисткие нормы: никаких трехлетних льгот, все операторы рынка платят единую ставку 10%.

Фото: Макс Требухов

А.С.: То есть, ключевой Закон «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр (№2285-д) во втором чтении и целом должны были принять вместе с законом о налогах для «игорки»?

Все понимали, что оба закона необходимо принимать сразу. Поэтому все так торопились и пытались найти компромисс. Но даже с первым чтением (№2285-д) компромисс найти не удалось. Предложенные одиннадцать версий проекта закона в январе, по-сути, «убили» весь этот закон. Депутаты подали огромное количество правок (Ред.: более 3500).. Тогда же была заложена «коллизия» по формированию Комиссии по регулированию азартных игр и лотерей (Ред.: она возникла из-за того, что в зале были учтены две поправки к закону: 722 и 723. Проголосованная правка 722 предполагала, что комиссию должно формировать Национальное агентство по вопросам госслужащих. А второй правкой — 723 — прописано, что комиссию по отбору членов этого уполномоченного органа, обязан создать Комитет по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Верховной Рады). Депутаты просто сами не разобрались, считали, что, если они подтвердят 722 правку, то все остальные тоже будут сняты автоматически. Соответственно, за 722 правку проголосовали 311 депутатов. То есть, конституционное большинство закрепило право формирования комиссии за НАДСом (Ред.: Национальное агентство по вопросам госслужащих). Но по факту учли и вторую правку. А когда все это осознали – было поздно.

А.С.: Депутаты ждали техническое вето от Президента на закон об «игорке». Но Владимир Зеленский подписал такой вот «корявый» закон об игорном бизнесе, который фактически вступил в силу.

Закон – не корявый! На тот момент уже действовал карантин. Норма, по которой Кабмин сейчас делает доборы в комиссию, существовала и тогда. Все считали, что эту «коллизию» можно спокойно исправить за месяц. Потому все решили обойтись без возможного «шума» и «кипиша». И это не является нарушением закона. Хотя у нас была договоренность, что эта «коллизия» в законе спокойно выносится на голосование и вопрос будет снят окончательно.

А.С.: Однако, 4 марта Верховная Рада Украины провалила два соответствующих законопроекта о порядке формирования Комиссии по регулированию азартных игр и лотерей, законсервировав создание этого ключевого органа для бизнеса без участия профильного парламентского финансового комитета. «Коллизия» остаётся в силе.

У нас было пять месяцев, чтобы эту «коллизию» все же исправить. Но исправить пока не могут, не хватает голосов. Возвращаясь к теме, что предлагалось в налоговом законе? Что изначально было плохого, о чем неоднократно все говорили? Правка, которую «всунули» старые «букмекеры-лотерейщики», позволяла до 2024 года получить отстрочку по налогам. Все понимали, что она совершенно неправильная, и с ней собрать какие-либо налоги будет невозможно. Это был аргумент. В итоге эту правку в новой редакции законопроекта тоже убрали.

Следующая правка, значительно улучшающая налоговую историю – новый дополнительный налог GGR (Ред.: Валовой игровой доход (Gross Gaming Revenue, GGR) – один из базовых KPI в игорном бизнесе. Формула его расчёта проста: сумма всех ставок минус сумма всех выигрышей. Этот показатель отражает сумму, остающуюся в казино в результате игры посетителей, но до погашения любых оперативных расходов проекта). Это огромные деньги! Ни один бизнес в стране не платит этот налог. Все остальные налоги игорные операторы и так платят. Это и НДФЛ, и налог на прибыль, за исключением НДС – в «игорке» его нет.

Фото: capital.kz

Итак, изменения, которые мы предложили: убрать налоговые льготы, сразу платится GGR, выровняли всем ставки, чтобы у букмекеров не было каких-то преимуществ. НДФЛ – подоходный налог, применяется к выиграшам. Только в двух странах налоги сразу облагаются на выигрыш: в Соединенных Штатах Америки и Швеции. Но, в этих странах налогообложение – годичное. В Америке ты можешь фиксировать свои проигрыши, до первого апреля – подать декларацию и в дальнейшем можешь списать затраты. В других странах этой истории нет. И у нас такого нет. Хотя у нас во время первого разговора с Оксаной Маркаровой (Ред.: бывшый Министр финансов Украины) было предложение. Я говорю: «Послушайте, если человек проиграл деньги, то период отчетности какой, один день?» Она же говорит: «Нет – месяц!» Я ставил вопрос: «Хорошо, а если играть к нам приедет иностранец? Нужно будет ждать месяц?» Мы этот кейс очень долго защищали и, в принципе, почти во всех странах мира есть та сумма, с которой ты не платишь налог и сумма, с которой платишь.

Соня Кошкина: С выигрыша? У нас же предлагается налог от 48 тыс. гривен, это 8 необлагаемых минимумов.

Президент предлагал: «давайте, как в других странах!» Я отвечал, что знаю, как в других странах. В Латвии – с 3.5 тыс евро, в Америке — с $ 2.5 тыс. И Президент сказал: «хорошо, давайте $2 тыс.». Почему это важно? Потому что бизнес в онлайне и в игровых автоматах рассчитан на массовую игру. «Казиношники» сами по себе, о которых все говорят, это большие игроки, но их очень мало. Соответственно, этой суммы около $ 2 тыс. (48 тыс. гривен), в принципе, достаточно, чтобы люди спокойно играли. А за большими выигрышами во всем мире следят операторы, которые являются налоговыми агентами. Поэтому эту норму мы и ввели.

С.К.: Вы просто предложили, а не ввели.

Да, предложили. Она была архиважна. Если бы мы этого не сделали, то это было б очень серьёзным аргументом рынку не выходить «в белую». Потому что весь нелегальный чёрный рынок, с которым мы боролись, предлагает людям безналоговую историю, а белый рынок – получает сразу налоги. Поэтому мы согласились, что это очень важно…

С.К.: Извините, а «мы» – это кто? Я уже 40-й раз слышу: «мы», «мы», «мы».

Это обсуждалось в комитете.

С.К.: Но вы – не комитет. Давайте конкретно: одно дело — комитет, другое дело – Офис Президента, третье – это, возможно, вы и какие-то ваши друзья.

Мы сейчас говорим о комитете. Есть подкомитет, есть комитет Верховной Рады.

С.К.: То есть, вы и глава финансового комитета Рады Даниил Гетманцев — это и есть «мы»?

Даниил Гетманцев, Олег Марусяк (Ред.: в парламенте его называют нардепом из группы Ильи Павлюка). Это - члены комитета.

Даниил Гетманцев во время заседания комитета
Фото: Интерфакс
Даниил Гетманцев во время заседания комитета

С.К.: Думаю, тот же Гетманцев, мягко говоря, озадачится, когда это прочитает.

Знаете, я не отказываюсь от своей роли локомотива и инициатора, двигателя всей этой реформы. Я этим очень сильно на самом деле горжусь! Понятно, что без воли Президента, Премьер-министра и кабинета министров, Верховной Рады и так далее, это сделать было бы невозможно. Но без двигателя и идеолога прозрачной системы сделать это было бы очень трудно. Поэтому я собой горжусь, этого никто не мог сделать 10 лет, но мы это сделали. И то, что это будет правильно работать и заработает, я в этом не сомневаюсь. Один факт того, что мы убрали все с улиц - уже реформа. Благодаря воле Президента.

С.К.: С улиц что-либо убирает полиция, явно не Президент.

Понятно, что и Арсен Борисович (Ред.: глава МВД Аваков), и Иван Геннадьевич (Ред.: глава СБУ Баканов) – они все участвовали. Но воля все это сделать была, все-таки, президентская! На сегодняшний день уже получено больше 202 млн. гривен, которые поступили в бюджет.

«20 млрд долларов – оборот всего украинского рынка азартных игр и лотерей в год»

А.С.: Более 202 млн. — за лицензии, которые начали выдаваться только со 2 февраля. Но ведь в бюджете на текущий год заложены 7,4 млрд. грн поступлений от «игорки». 202 млн по итогу первого квартала — это «слезы».

Во-первых, это была математическая ошибка Министерства финансов. Как не парадоксально, но эта ошибка.

С.К.: Я правильно понимаю, что Министерство финансов, закладывая цифры в бюджет на этот год, допустило ошибку на 7,4 млрд? Серьёзно?

То, как они посчитали эти 7,4 млрд. — в этом была ошибка, да! Но как эти 7,4 млрд. объясняются? Мы в целом оцениваем рынок азартных игр в стране на уровне порядка 60 млрд. гривен. Такой оборот рынка.

Фото: Макс Требухов

А.С.: В одном из интервью вы говорили – 50 млрд. грн.

Хорошо - 50, около того. 560 миллиардов гривен ($20 млрд.) – это оборот всего рынка азартных игр и лотерей в Украине в год. В среднем операторы зарабатывают в зависимости от того, какая у них нагрузка от вида деятельности – от 10 до 13% с этого оборота. Это их GGR, так называемый валовый игровой доход. То есть, мы понимаем, что они зарабатывают в районе 56 миллиардов гривен ($2 млрд). Наша идея была – получить порядка 10 % с этой суммы. Это именно прямые налоговые поступления от игорного бизнеса. В этой сумме мы не считаем ни НДС, ни НДФЛ, ни налог на прибыль. Считаются только поступления этого специального налога. Соответственно, мы говорим только о специальном налоге – вот эти 10 %. Получается в итоге это 5,4 млрд. гривен. Это в случае, если полноценно рынок заработает. И это только при условии введения GGR - тут очень важная история. Остальные 1,5-2 млрд. «добираются» путем сбора лицензионных платежей. Их как раз мы оценивали всегда на уровне 1.5 миллиарда гривен в год со всего рынка. Ежегодно, допустим: 15 млн. с казино, 30 млн. – это разные «онлайнщики», букмекеры и так далее. В итоге, получается 7-8 млрд. гривен в год. То есть, подсчеты правильные, просто они их посчитали неправильно. Вот отсюда эта сумма.

Здесь же нужно вспомнить об онлайн системе мониторинга. Изначально мы хотели ее запустить через 2-3 года. Но ее необходимо запускать немедленно. Как и вводить сразу этот новый налог (GGR 10%), чтобы они сразу его платили. Тогда запустится весь рынок, весь отбелится. Увы, сегодня уже почти прошел март. Пока этого не сделано. Но тем не менее, мы все же фактически запустили рынок, основных игроков считайте – «обелили». Тот же «Космолот», тот же «Париматч». Остался только «Фаворит», который не купил лицензию, продолжает работать в неправовом поле. Иностранцы не зайдут сюда, пока не будет налогового законодательства. Соответственно, если мы примем эту редакцию налогового закона, она позволит нам собрать деньги в бюджет и пригласить сюда иностранцев, которые выровняют рынок, смогут его полностью «отбелить».

Фото: Макс Требухов

«Рынок лотерей — не азартный. Тут есть бизнес сторона и социальная»

А.С.: Вернёмся к вопросу. Почему все-таки налоговый законопроект даже не вынесли в зал? Как правило, в парламенте «за» такие важные законопроекты заранее собираются голоса, процесс контролирует глава фракции Давид Арахамия.

Как они все говорят, тот же Марьян Заблоцкий (Ред.: депутат «Слуги народа», член финансового комитета Рады): «У нас не было бы голосов». У них какая-то там своя ситуация.

С.К.: Стоп! Сначала: «мы», «мы», «мы», «нас», «нас», «нас», «мы». А теперь вдруг – «у них там своя ситуация». Это как?!

Я просто с этим комитетом долго проработал. Понимаю по какой-то причине ожесточилось там противоборство, некое противостояние. В частности, Марьяна Заблоцкого и Даниила Гетманцева. Они используют этот закон ради каких-то своих выяснений отношений. То есть, Марьян считает, что Даниил Александрович пытается лоббировать и выкрутить какие-то там шикарные условия для лотерей. Хотя у меня есть совершенно понятное объяснение, что это совсем не так.

А.С.: Почему тогда в новой редакции законопроекта предлагают снизить налог для лотерей с 30% до – 10 %?

Что касается лотереи. Очень принципиальный момент. Почему лотерея в данном контексте неважна вообще? С 21 декабря мы смогли ее из этого «уравнения» убрать. В чем суть? Вот в этих $20 млрд., о которых мы сегодня говорим. У лотереи оборот сегодня — $15 млн. Лотереи, как бизнеса, в Украине не существует!

А.С.: Для чего же вы предлагаете снизить для них налог с 30% до 10%? Пойти «навстречу» бизнесу?

Рынок лотерей — не азартный. Тут есть бизнес сторона и социальная. В той же Польше этот рынок в 500 раз больше. Количество людей в той же Америке или Европе, играющих в лотерею, тоже значительно больше. И игра не такая азартная. Потому что, в автоматы выиграть невозможно. А в лотерею, все же, ты можешь выиграть. И этот бизнес у нас не развит. Лотерейщики из-за своей неразвитости рынка в прошлые годы начали забирать к себе часть бизнеса букмекеров и игральных автоматов. Этим они и «жили», тем самым продолжили портить и без этого испорченную ранее репутацию. Сегодня мы этот бизнес «оголили». По закону они ничего не могут делать, кроме как – показывать розыгрыши лотереи по телевизору или продавать билетики.

Фото: Евгений Шишацкий/LIGA.net

Объем этого бизнеса в Украине – всего $10-15 млн. И наша задача – этот бизнес развить! Чтобы развить этот бизнес, хотя бы одно направление, нужно вложить $ 10, 20, 50 млн. Тогда, может быть, они начнут что-то зарабатывать. А, когда начнут зарабатывать, станут через два-три года, десять лет – более интересны. Когда они выровняются с игорным бизнесом, тогда должны будут платить больше налогов. Так это работает. Либо его просто нужно закрыть. Вот и все.

«Мне изначально говорили: «Борис, ты сам не можешь возглавить комиссию, это слишком токсично»

А.С.: Что будет дальше с налоговым законопроектом 2713-Д? Когда его будут рассматривать, есть ли шансы принятия? От идеи в 10% вы не отказываетесь?

Нет. Это – единственная правильная модель. 10 % GGRа – это не самая низкая ставка в мире, есть ставки и ниже. Уверен, что на следующей сессии этот законопроект поставят. На пленарной неделе. На предыдущее заседание фракции (Ред.: «Слуги народа») приглашали главу комиссии (ветеран АТО, Иван Рудый, - ред.). Мне изначально говорили: «Борис, ты сам не можешь возглавить комиссию, это слишком токсично».

С.К.: Простите, но чистая ж правда.

Может. Возможно, из-за каких-то разговоров и заказных статей. Хотя я с этим не согласен. Потому что, если мою жизнь сравнить с жизнью других людей, я считаю, что я ангел. Профессиональный.

С.К.: Профессиональный ангел? Такого я еще не слышала.

Фото: facebook.com/ivan.rudy.56

А. С.: Сам Рудой в одном из интервью открыто говорит: вы до сих пор остаётесь «ключевым консультантом». Вы и сейчас являетесь «серым кардиналом» всего игорного бизнеса?

Да. Более того. Был очень открытый разговор с Президентом, когда мне сказали: «Слушай, мы все-таки считаем неправильным и есть очень большие риски, если ты возглавишь комиссию». Я говорю: «Хорошо, я понимаю!» И в момент, когда обсуждались кандидаты я надеялся, что смогу претендовать на должность хотя бы члена комиссии. Ну, так говорил Андрей Борисович (Ред.: глава Офиса Президента Ермак). Но меня не согласовали и поэтому я решил снять свою кандидатуру с конкурса. Я без обид, без всего. Но мне потом Кирилл (Ред.: замглавы Офиса Президента Кирилл Тимошенко) передал: «Слушай, не переживай!» Он мне сам сказал: «Чего расстраиваться? Может, пусть он заканчивает, а ты – курируй эту историю».

Но по факту эту всю тему курирует Кирилл Тимошенко. Я же являюсь советником Кирилла, очень ему благодарен. Мы вместе шли по этому пути, он помогал. И, конечно, без него там не справиться. Поэтому, со слов Кирилла, я эту ситуацию тоже курирую. Но, отрицать факт того, что я являюсь локомотивом всего этого, вижу общую картину и пытаюсь ее доделать до конца именно так, как рассказывает Президент– это факт. Осталось доделать мелочи. Нужно принять налоговый закон, выбрать новую комиссию, когда начнутся конкурсы. Они нам просто не позволяют даже этого сделать. На последней фракции я Давиду (Ред.: глава фракции «Слуга народа» Давид Арахамия) сказал: «Давид, примите любое решение, только разблокируйте ситуацию, чтобы хоть кто-то мог выбрать комиссию. Вы этого не сделали, поэтому вините в этой истории только себя».

По факту осталось сделать: принять закон о налогах, снять вопрос «коллизии» по выбору комиссии, обеспечить приход иностранцев. Это все мои «обязы», которые я должен сделать. После этого я буду спрашивать себя: могу ли я каким-то другим проектом заниматься?

Фото: Макс Требухов

«Доразбирались до такой степени, что сегодня мы с Минфинов воюем»

С.К.: Не примите за троллинг, но у вас очень характерный русский акцент.

Я родился в 1973 году в Юрмале.

С.К.: Получили украинское гражданство 16 января 2020 года. Но на сайте Президента нет Указа о присвоении вам гражданства. У вас был «индивидуальный» Указ, судя по всему, да?

Наверное.

С.К.: Что значит «наверное»? Вам каждый день гражданство дают президентским указом?

У мены есть выписка-справка. Там только моя фамилия.

С.К.: Судя по официальной информации, до 2016 года вы работали в России, были причастны к так называемой «Лужниковской» группе.

Я никогда не работал в России. С 2004-того по 2016 год я работал в Украине.

С.К.: То есть связей с «бабаковской» группой у вас нет?

Я так же, как и вы, читал все эти новости. Меня нанял на работу Михаил Спектор (Ред.: до сентября 2015 года бывший президент финансово-промышленного холдинга VS Energy). Я работал, был топ-менеджером в этой группе.

А.С.: Топ-менеджером финансово-промышленной группы VS Energy, бенефициарами которой был экс-вице-спикером Государственной Думы РФ Александр Бабаков, Евгений Гинер и Михаил Воеводин.

С.К.: Вы знали Макса Курочкина?

Когда мы зашли со Спектором туда, его больше не было. Я начал работать с февраля 2005 года по апрель 2015 года, пока я не уволился.

А.С.: А с Бабаковым лично вы не были знакомы?

Знаком конечно. И с Михаилом Иосифовичем (Спектором).

А.С.: ОП не смутил ваш «российский след»?

Бабаков давно не имеет к группе никакого отношения. Уже много-много лет. Очень давно не имеет никакого отношения.

Спектор Михаил
Фото: bitva.wiki
Спектор Михаил

А.С.: Значит, связи с русскими не насторожили людей в Офисе президента и вы стали советником зама главы Офиса Кирилла Тимошенко?

Вы знаете… Вы видели когда-нибудь Лепса?

А.С.: Григория? Живьем? Бог миловал.

Знаете, сколько людей я знаю?

С.К: Дико извиняюсь, а при чем здесь Григорий Лепс?

Нет, я просто.

А.С.: При содействии на то время посла РФ в Украине Виктора Черномырдина вместе с одним из первых идеологов «русского мира» — Глебом Павловским — группа Бабакова создала «Русский клуб», членами которого стали и Медведчук, и Янукович. Я хорошо помню, как они уже тогда транслировали месседжи: «Крым — наш», «Севастополь — город русских моряков» и так далее.

Я очень осуждаю эту историю, если оно так и было. Верю вам на слово.

С.К.: Так, не ходим вокруг, да около. Есть вопросы к структуре, с которой вы были связаны и к людям, которые были связаны с этой структурой.

Со структурой, которая инвестировала сотни миллионов в Украину? Или создала некий бизнес? Что Бабаков взял «Премьер-Палас» и с собой отвез в Москву? Или купил предприятие, а потом его перевез?

С.К.: Белые и пушистые. Ладно. Знаете, я внимательно читала ваше интервью «Лиге». Как вы – через Арахмию – зашли в ОП. С Давидом вы, по вашим словам, раззнакомились на др ваших детей. В разговоре, сказали ему, что занимаетесь «игоркой». Он попросил посмотреть профильный законопроект от СН. А уже через неделю вы оказались в одном самолете с Президентом. Стремительны социальные лифты.

Уточню. В одном самолете с Президентом был не я, а Давид. В Николаев летели.

Ещё в 2012 году мы семьей переехали в Романово (Ред.: коттеджный городок по Старообуховской трассе Киева). Тут же жил Давид (Ред.: Арахамия) с детьми. У нас четверо детей и тут четверо детей. Все дети бегают, играют. Такой городок, где все тусуются. Я пару раз видел Давида. Но мы с ним первый раз поговорили на дне рождения у его дочки. Это был март-апрель 2019-го. Разговорились, он спросил, чем я занимаюсь. Я как раз тогда помогал людям, с которыми работал – болгарам. Выступал в роли кризис менеджера разработки бизнеса платформы онлайн казино. Я сказал, что разбираюсь в этом. Давид рассказал мне о законе (Ред.: об игорном бизнесе). Сказал: «Можешь посмотреть?» Тогда я первый раз прочитал «париматчевский» закон про букмекерство. С этого все началось.

Фото: for-ua.com

Я разработал концепцию и спустя какое-то время познакомился с Кириллом (Ред.: замглавы ОП Тимошенко). 2 августа меня позвали на встречу с Президентом. Со 2-го августа Президент дал мне полтора месяца, чтобы я доработал закон. За эти полтора месяца закон был готов. 26 сентября мы его отдали в Кабмин. И вот когда мы передали законопроект в Кабмин, вот тогда он почти полностью был переписан Маркаровой (Ред.: экс-министр финансов). Она была первой, кто, в принципе, кардинально внес изменения в текст закона, сделав его нерабочим. Потому что откуда не возьмись появились гостинницы и появился ИНН (Ред.: идентификационный номер игрока).

С.К.: То есть это Минфин предложил?

Это Маркарова сделала. Когда рынок вообще закрылся, я с ней говорил, дисскутировал. Просил: объясните мне простую вещь. Если вы хотите, чтобы у игрока был ИНН, что делать иностранцам? Помню, как Маркарова пришла к Президенту, а он спрашивает: «что произошло?» А я один сижу. Тогда президент сказал: «вы разберитесь и идите голосуйте». Доразбирались до такой степени, что сегодня мы с Минфинов воюем. Потому что Минфин настолько контролирует эту историю, что взяли лицензионные условия, вписали виды деятельности, которые позволяют «лотерейщикам» заниматься и букмекерством, и автоматами.

«Я купил готовый благотворительный Фонд в 20-м году. Нужно было срочно»

С.К.: Поговорим о вашем фонде «Прайм». В марте прошлого года, когда был объявлен локдаун из-за пандемии, Президент собрал всех олигархов для сбора средств. Изначально для этого предназначался фонд «Корпорация монстров» Екатерины Ножевниковой. Когда начали перечислять деньги в ваш Фонд?

Один раз доноры перечисляли в Фонд. Это был Vodafone. А до этого все деньги были у Кати.

С.К.: Они просто передали его вам?

Они просто передали его нам.

С.К.: Ваш Фонд был зарегистрирован в 2016 году, в августе.

Я не знаю когда он был зарегистрирован. Мы купили готовый и чистый Фонд.

С.К.: Стоп. Что значит «я купил готовый Фонд»?

Я купил готовый Фонд в 2020 году.

С.К.: Зачем?

Потому что нужно было срочно. То есть Ножевникова по факту отказалась что-либо делать. С ней просто зашли в тупик. У нас с Катей вся работа остановилась. Нужно было что-то дальше делать, потому что мы не могли закрывать контракты. У нас летели самолеты, нам нужно было что-то продолжать. Нужно было либо открывать новый фонд, либо найти другой. Я помню, что Андрей Мотовиловец сказал: «Мы можем купить пустой фонд, но это не просто так». Я в шутку говорю: хотите, сделайте меня директором Фонда.

И они (Кирилл и Андрей) сказали: «Мы делаем тебя директором Фонда». Я переспросил: вы уверены? Они ответили: «Да, мы уверены!».

С.К.: А вы сами были уверены в этом?

Я был уверен в том, что мы сделали! Я считаю, что нам должны за это орден дать.

Фото: Макс Требухов

С.К.: От скромности не умрете точно. Борис, вы никогда не занимались работой с фондами. И тут, в экстренном порядке, вы покупаете фонд. Это равно как партию перед выборами прикупить. После того, как «Прайм» отработал ковидную историю, он закончил свою деятельность, правильно?

Он есть до сих пор.

С.К.: Кто им занимается?

Я там директор. Есть бухгалтер, он подает отчеты и все. И я получаю 8 тыс. грн. зарплаты.

С.К.: Вот это вы живете!

Мы к ковидному фонду не имеем никакого отношения. Я к этой истории совсем не при чем. Хотя, Соня, у меня есть очень рациональный бизнес-ответ на это. В тот момент, когда там произошел конфликт, как сейчас помню, это был день рождения Кирилла (Ред.: замглавы Офиса Президента Тимошенко). Мы тогда собрались. Я как раз встречал три самолета, которые прилетали одновременно. Мы посидели, и я поехал в аэропорт. Там 3 или 6 самолетов прилетало.

С.К.: «Мрiя» прилетала одна.

«Мрія» была потом. У нас летали самолеты, как челноки. И был свой рекорд: 6 самолетов за сутки прилетели, мы их разгрузили. Я помню, что это было 21 апреля. Потом Степанов (Ред.: глава МОЗ) сказал, что все сам сделает. И я очень хорошо помню эту всю историю, когда сказал: «Хорошо, посмотрим, как оно будет». За полгода они не потратили и копейки. В тот момент еще мы занимались приемными отделениями. Тоже, как пример! МОЗ согласовал бюджет и выделил, по-моему, $1,7 млрд. на закупку оборудования, $4 млрд. – на постройку. Но они до сих пор ничего не закупили.

С.К.: Почему из всего окружения Президента фонд по ковиду фактически доверили возглавить именно вам? Я не понимаю. Человеку, простите, с дня рождения дочки Арахамии.

Тогда был создан координационный совет при Президенте. Был разговор с олигархами: «Смотрите ребята, вы дайте денег, мы – закупим тесты». Потом из тестов перешли на респираторы и остальное оборудование. Они говорят: «А вы дальше должны сами обеспечивать все остальные области». Тогда распределили: Ринат Леонидович Ахметов взял себе четыре области, Виктор Пинчук — что-то еще взял, Игорь Валерьевич Коломойский — свое взял, Константин Жеваго – свои области взял.

С.К.: Игорь Валерьевич – со всеми его судебными ограничениями – сказал, что максимум он готов киоск покрасить. А вы участвовали в этом разговоре с олигархами?

Нет, я не участвовал. История была следующей. Нам нужно было всех протестировать. Закупить хотя бы два миллиона первых тестов. Этих двух миллионов не было. Как и не было лабораторий. Тогда мы с послами из Германии через Францию закупали и везли оборудование для лабораторий. Виктор Ляшко этим занимался. И из 3 лабораторий мы сделали 27.

Фото: kyivcity.gov.ua

С.К.: Сколько своих денег вы потратили на Фонд?

Личных?

С.К.: Да.

Нисколько.

С.К.: Я и не сомневалась. Зачитаю цитату Яровславского: «Мой друг Джек Ма поставил в Украину 2 миллиона тестов». Дата: совещание 16 марта в Офисе президента.

Не было этого! Мы не получили эти 2 миллиона тестов. Их нужно было просто купить. Первые тесты закупило МВД. Срочно привезли. Мы их проверили. Оказалось, что их репрезентативность на уровне 12 %. А мы уже собрали деньги. Более того, мы часть денег уже перечислили в Китай. Началась паника. Я сказал: «Давайте не будем сейчас ничего покупать». Потом спросили у Ляшко: что можно взять взамен? Он говорит: «Купим респираторы и костюмы».

С.К.: Которые доставила «Мрія»?

«Мрія» вообще была в самом конце и никакого отношения к нам не имеет. Мы закупали респираторы, маски, костюмы. Тогда определили 451 опорных больниц, которым все это распределялось. Был создан штаб, мы обеспечивали поставки.

С.К.: Когда Фонд закончил работу с ковидной темой, он проходил какой-то аудит?

Да, он проходил аудит. Я предоставлю его вам. Я сделал его через 2 месяца после окончания работы, оплатил и сделал его. Его видел Президент, я могу вам показать копию.

«Дубинский – не компетентен»

А. С.: Подведём итоги по «игорке». Почему комиссия со 2-го февраля выдала только пять лицензий?

4 онлайн-казино и одна «букмекерка».

А.С.: По каким причинам комиссия отказала в выдаче лицензий большому количеству отелей? В частности, комиссия отказала таким пятизвёздочным и люксовым как: «Fairmont Grand Hotel» и «Hotel Premier Palace и InterContinental».

Почему отказали, например, «Премьер-Паласу»? У этого отеля 31 декабря закончился сертификат на соответствия «звездности». Сейчас комиссия начинает работать. Я надеюсь, что «Премьер-Палас» уже получит новые звезды и подаст документы.

Фото: Макс Требухов

А.С.:: Соответствие «звёзд» у отелей у нас регулируется постановлением Кабмина?

Да, но эту комиссию формируют на базе ДАРТа, (Государственное агентство развития туризма) при Министерстве культуры.

А.С.: То есть эта комиссия только должна заработать?

Эта комиссия не работала больше полутора лет. Но сам состав комиссии уже сформирован, там 8 человек – пять министерские люди и три представители громадских организаций. Заседания проходят публично в режиме онлайн. Они должны провести первое заседание. Но на данный момент у кого-то нет «звезд», кто-то не может сам доказать конечного бенефициара или его не показывает. Это документная история. Нам подают неправильно заполненные документы, поэтому комиссия по азартным играм их «заворачивает».

А.С.: Вам известно, что некоторые депутаты, в том же профильном комитете, теперь уже внефракционный Александр Дубинский открыто заявляет: комиссия работает непрозрачно и выдаёт лицензии избирательно.

Это неправда. Там же все публично. И на сайте есть все решения. Когда отказывают, о них сразу же пишут. Поэтому Дубинский – не компетентен.

А.С.: Ещё в прошлом году в одном из интервью вы анонсировали, что игорный рынок обеспечит поступления в бюджет в размере минимум 7 млрд. гривен. На данный момент, с ваших же слов, получено 220 млн. грн «с копейками» по итогам первого квартала по сути. Вы признаете, что план в 7 млрд. грн в этом году не будет выполнен?

Если не будут приняты изменения к Налоговому кодексу, то план не будет выполнен. Все об этом знают. Президент об этом знает. Почему же такой кипишь. Если бы мы все приняли, как договаривались, ещё в прошлом году, то все бы игроки уже спокойно сюда зашли. Сейчас мы дадим разрешение Fairmont на помещение. Но им ещё нужно будет минимум 3 месяца на запуск казино. Увы, сегодня у нас неработающий полноценно рынок. Но в любом случае мы собрали столько денег, сколько и должны были собрать по плану от лицензий. До конца года мы планируем собрать за лицензии порядка 1,5 млрд. грн. И мы их соберем. Но, если не будет налоговых изменений – не будет денег!

Фото: kievvlast.com.ua

А.С.: То есть, план бюджетных поступлений от «игроки» - то, с чего мы начинали - будет сорван?

Это же идиоту понятно. Поэтому мы и говорим: «Ребята, быстрее примите, тогда заработает рынок, быстрее он станет «белым». Потому что, чем дольше мы эту историю стопорим, тем это выгоднее недобросовестным игрокам. Вот, например, «Джокер» рекламируется по всем сайтам.

А.С.: Хотя такая реклама запрещена.

Да, запрещена. Но они рекламируют. Что мы можем сделать с этим Скрипкой? Город расклеил их рекламу. Мы тоже ничего сделать не можем. Мы звонили в Киберполицию, говорим: «Найдите этих идиотов, снимите». В ответ: «Мы не можем, это принадлежит городу». И мы ничего сделать с этим не можем. Поэтому, чем быстрее они войдут в легальное поле, тем быстрее комиссия сможет с этим что-то делать. Но это такая тонкая грань, нас постоянно подставляют. То Минфин, то еще кто-то. То есть нам не дают запуститься. Почему это происходит, нужно разбираться с Гетманцевым, Арахамией, чего они в комитете и Раде не могут поделить. Ну это точно не касается «игорки». У них там свои разборки какие-то происходят.

А.С.: В законе, насколько я помню, был четко прописан запрет на «заход» сюда российских операторов. Вы контролируете эту ситуацию?

Не российских операторов.

А.С.: Страны-агрессора.

Конечно, бенефициары, лицензиаты и операторы – не могут быть гражданами страны-агрессора либо представителями этих граждан. Так написано в законе.

А.С.: Это проверяет комиссия?

Мы видим по ЕГР (Ред.: Единый Государственный Реестр) конечных бенефициаров. Либо смотрим по выпискам из официального депозитария: кто является конечным бенефициаром. Даже если там есть фонд или какие-то компании, то они обязаны раскрыть бенефициара. У нас работает декларативная форма. То есть если нас обманут, то Служба безопасности имеет право взять и проверить это. Если они проверят и найдут там обман, то их автоматически лишат лицензии. Тогда оператор теряет свои миллионы долларов, которые заплатил. Просто-напросто теряет бизнес.

Фото: Макс Требухов

А.С.: Вы утверждаете, что наконец удалось закрыть весь этот теневой рынок. В первую очередь, наземный. В комментарии LB.ua глава ОО «Поддержка легализации игрового бизнеса в Украине» Елена Мочалова заявила, что на данный момент он продолжает работать. А взятки только увеличились. Ее цитата: «Сегодня расценки выросли от 25 тыс. гривен на районном уровне за «точку» – до 150 тыс.грн в месяц со старой техникой!».

Покажите мне сегодня хоть один клуб? Ранее было 10-20 тыс. таких «точек» по всей стране. Сейчас же, возможно, есть 500, максимум 1000, о которых никто не знает. Они спрятаны в подвалах, туда приходят по звонку. Это не системный бизнес. С ним продолжают бороться. И туда приходят люди, мягко говоря, ищущие приключений. Сколько людей ходит в стриптиз-клуб по пьянке? Ну, так они же, наверное, ходят поиграть. Но это не системная история. Я гарантирую, что в тот момент, когда откроется первый официальный игорный зал, тогда в радиусе километра ни одного нелегального зала не будет. Просто люди не будут туда приходить, не будет смысла. Плюс, сам бизнес будут защищать. Слушайте, и водку нелегально продают. Что теперь? Это же не значит, что люди не ходят в магазины.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Анна СтешенкоАнна Стешенко, спеціальний кореспондент LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram