ГлавнаяКультура

​Невероятные приключения капиталистов

По всей видимости, момент, когда причитание «ой, ну сейчас же кризис» считалось приличным, прошел, поскольку в мировой культуре появились первые побеги рефлексии над ужаснувшим все прогрессивную часть человечества событием – мировым экономическим кризисом 2008 года.

​Невероятные приключения капиталистов

Сделал это не кто другой, как Оливер Стоун – один из тех мастодонтов голливудского кинематографа, которые умело совмещают кнут поднимаемых ими тем с пряником припудренной их подачи, тем самым обеспечивая себе вечную прописку в чувствительных зрительских сердцах.

Если взглянуть на фильмографию Стоуна, несложно заметить, что мэтр никогда не разменивался по мелочам, а выбирал темы исключительной важности, если не сказать, фундаментальности – война во Вьетнаме («Взвод»), политический террор («Сальвадор»), убийство Джона Кеннеди («Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе»), загнивающие ценности телевидения («Прирожденные убийцы»), теракты 11 сентября («Башни-близнецы») и так далее. Естественно, режиссер с таким широким полетом мысли не мог не снять фильм(ы) об основе основ американского общества – капитализме.

В 1987 году выходит «Уолл-стрит» – драма, в которой Стоун попытался, по его словам, проанализировать игры капиталистов с позиций морали. Не смотря на то, что оба главных героя – как Гордон Гекко в исполнении Майкла Дугласа, так и Бад Фокс в исполнении Чарли Шина – предстают беспринципными сволочами, жаждущими немедленной наживы, реакция зрителей была не такой, как думал Стоун. Многие из дельцов с Уолл-стрит до сих пор считают Гордона Гекко своего рода культурным героем, а его девиз «Жадность – это хорошо, жадность двигает нас вперед» распечатывают и вешают на стенах офисов. При таких обстоятельствах, Оливер Стоун был обязан нанести еще один удар по загнивающему капитализму, теперь уже с более крепких левацких позиций. И снял «Уолл-стрит: Деньги не спят», который мы можем наблюдать в отечественном кинопрокате.

Получился ли у режиссера крепкий хук, немедленно отправляющий противника в нокаут, или всего-навсего легонький толчок в спину молодому поколению, которое, может, и знать не знает, кто такой Гордон Гекко, но зато очень хорошо помнит старую максиму Франклина «деньги порождают еще больше денег» и хочет проверить ее на собственном опыте как можно скорее? Поместив сюжет нового фильма в травматическую для многих американцев (и не только) точку, когда мировой финансовый кризис сбивает землю у них из-под ног, Стоун мог бы соорудить прочную и (о, если бы это было так!) беспощадную сатирически-поучительную историю о том, что бабло порождает зло, а единственной ценностью каждого добропорядочного американца должна оставаться семья.

Отнюдь, ожидаемой мудрой безжалостности, или хотя бы снисходительной улыбки в стиле «ну я же предупреждал» в сиквеле «Уолл-стрит» нет. А есть слезоточивая история о том, как акула финансовых махинаций Гордон Гекко (Майкл Дуглас, а кто же еще) выходит из тюрьмы, где за 8 лет успел переосмыслить свои грехи, пишет книгу, в которой разоблачает свои собственные принципы, и с глазами, в которых светится огонь Истины, предрекает скорый крах американской экономической системы. Крах, между прочим, не за горами, а между тем, молодой идеалистически настроенный парень с Уолл-стрит, Джейкоб (Шиа ЛаБаф, новоиспеченная голливудская звездочка), собирается жениться на дочери Гекко, Уинни (Кэрри Маллиган, новоиспеченная британская звездочка), «зеленой» активистке, ненавидящей своего отца.

И то ли по законам жанра (и иначе, чем мелодрамой этот фильм и назвать сложно), то ли в силу того, что режиссер просто устал, все у этой бравой троицы будет хорошо (чего не скажешь о всемирной банковской системе) – выполненный по лекалу первого «Уолл-стрит» сиквел отличается от ранней версии лишь наличием хэппи-энда.

Тема капитализма и его тлетворного влияния на светлые умы американцев – многообещающая почва для умного кинорежиссера. Даже не углубляясь в подробности работы биржевых фондов и причудливые узоры скачков индекса Доу-Джонса, на эту тему можно сделать сверхкрутое кино, что в свое время (а именно, в 2007 году) доказал Пол Томас Андерсон, сняв фильм «Нефть» с Дэниэлом Дэй-Льюисом в главной роли. И если «Нефть» – это, помимо всего прочего, отличная иллюстрация «Протестантской этики и духа капитализма» Макса Вебера, то обе части «Уолл-стрит» – скорее относятся к разного уровня успешности попыткам извлечь из виртуальных финансовых махинаций древнегреческую трагедию.

Оливер Стоун пытается показать нам, что жадность – это болезнь, а капитализм – один из ее симптомов, со всеми вытекающими последствиями, которые переживает герой Майкла Дугласа и его молодые коллеги в обоих фильмах. Поэтому создается впечатление, что Стоун жалеет своих героев, вместе с ними уверовав в то, что деньги – прочный клей для любых расклеившихся поверхностей, будь то неудачи в бизнесе или семейные коллизии. Молодая пара, Джейкоб и Уинни ссорятся и мирятся лишь тогда, когда на повестку дня становится вопрос о деньгах – именно они становятся топливом, благодаря которому заводится и стихает любая сюжетная линия в фильме. Весьма примечательно, кстати, что принципиальная и верная экологическим ценностям Уинни, ведущая, к тому же, некоммерческий левацкий сайт «Грубая правда», не чурается бриллиантов с айфонами, и замуж выходит не за бедного художника-антиглобалиста, а за парня с Уолл-стрит, который умеет делать деньги из воздуха.

Так что гораздо правильней будет сказать, что жадность, бессовестная гибкость и даже некоторая наивность (вспомните героя Чарли Шина, который плакал, когда его арестовывали за спекуляцию) героев – это симптомы, а капитализм – как жизнь в названии одного польского фильма – смертельная болезнь, передающаяся половым путем. Как заядлому документалисту и правдорубу, Стоуну надлежало бы знать, что «вирус» капитализма занесен в ментальность Нового Света не через астральные тела, а в результате вполне закономерного процесса человеческой эволюции, в том числе и культурной.

Тем не менее, весь конфликт героев «Уолл-стрит», их сделки с совестью и сетования на то, что кто-то опередил их по части экономической прозорливости, выглядят так, как будто правила игры им навязаны, в то время как они, и честный Джейкоб, мечтающий разбогатеть на альтернативных источниках энергии, и матерый Гордон Гекко, желающий отыграться за 8 лет тюрьмы, всего лишь принимают эти правила и совершенствуются в необходимой им технике финансовых операций.

Поэтому фильмы Оливера Стоуна о приключениях на Уолл-стрит попадают в весьма популярную ловушку самоопровержения, а сам режиссер, благодаря этому милому расхождению между провозглашаемыми принципами и совершаемыми действиями, становится похожим на свою героиню, Уинни Гекко. Разворачивая всю мощь художественного таланта против какой бы то ни было системы (капитализма, в данном случае), Стоун забывает, что необузданное веселье разоблачителя в его случае оплачивается за счет заведения – «Деньги не спят» снят на голливудской киностудии на деньги голливудских же продюсеров, и собирает немалую кассу в американском прокате уже несколько недель подряд. Ставить это в вину режиссеру нельзя – фильм, как для мелодрамы, получился не таким уж плохим. Правда, следующее разоблачение будет выглядеть уже не так убедительно.

Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Редакторка відділу "Культура"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram