Удавка на шее президентства

Ну вы поняли, за что сидит Тимошенко? Президент Янукович во время своей пресс-конференции в «Украинском доме» об этом сказал ну практически прямо: она своим решением подписать всё-таки газовый контракт лишила Януковича шанса стать лю-би-мым президентом. А он так хотел!

Представьте себе, насколько лучше он – естественно, в рамках своей системы этических координат – был бы, чем президенты Кучма или Ющенко. Он мог бы и пенсионерам дать больше, и разнообразные льготы сохранять увереннее. Он мог бы построить многое, мог бы вернуть многое из погибшего в 1990-е. Вспомните хотя бы его рассказ на пресс-конференции про покинутые шахтёрские посёлки. Их же можно было бы восстанавливать! Он – мог бы их восстанавливать! Он столько всего мог бы! Если бы не этот контракт... Если бы не эти шесть миллиардов долларов, которые ежегодно приходится отдавать России. Вы понимаете, что его так бесит, когда у него спрашивают про Тимошенко в тюрьме?

Президент Янукович говорит: не знаю, что заставило её решить всё-таки подписать этот контракт. И, с одной стороны, это, конечно, может означать, что уголовное дело по убийству Щербаня – не финальное для Тимошенко. Может быть, уголовное дело по измене родине ещё в запасе. Однако, с другой стороны, это «не знаю» может отражать лишь искреннее непонимание человеком, который стал президентом, поведения человека, который всерьёз рассчитывал стать президентом. Президент Янукович, говоря «не знаю» про Тимошенко в этой ситуации, как бы задаёт риторический вопрос: а разве она не хотела стать любимым президентом? Жизнелюб Янукович, лишённый одним решением Юлии Тимошенко наверное наиболее мечтаемого для себя удовольствия, то есть настоящей, большой президентской популярности, не раскусил до сих пор сам образ мыслей Тимошенко, это видно по его искреннему, не наигранному раздражению.

Ну как бы она наслаждалась властью, которой хотела, если бы и при ней, а так бы оно очевидно и было бы, Российская Федерация требовала от Украины ровно эти же миллиарды долларов в год? Ну вот что бы Тимошенко делала, если бы стала президентом? Что бы говорила? Как она могла на такое пойти? Как она поставила, по сути, себя же в эти убийственные условия? Подчёркиваю: это непонимание президентом того, кто тоже вполне мог стать президентом.

Я отвечу и как гражданин, и как менеджер, и как Президент. Контракт, который был подписан в 2009 году, тогда воспринимали как уникальный, который принесет блага стране. А он ежегодно приносит убытки стране, и я отвечаю за это, приблизительно 6 млрд долларов в год— Виктор Янукович

Когда Янукович показывает, что мы все живём с удавкой на шее, что вся наша экономика так живёт, он имеет в виду, прежде всего, что это его президентство получилось с удавкой на шее. А могло бы быть таким классным! Могло бы... Вот Луценко, как сказал нам Виктор Янукович, «попал» за глупость, за то, что хотел как лучше, но сделал не так, как надо. Эта история с водителем... Янукович имеет в виду, что и сам наверное постарался бы сделать своему водителю что-то хорошее, что-то такое же. Кто знает, может быть и делал уже? Янукович понимает Луценко. И пусть, мол, Луценко там из себя изображает оппозиционера... Янукович и это понимает. Он ведь тоже изображал из себя оппозиционера, когда этого требовала ситуация. А возможно, и вправду ощущал себя оппозиционером. Короче говоря, это понятно для Януковича. Но Тимошенко – не понятно.

Тимошенко набросила удавку на шею не просто всем нам или Януковичу лично, она набросила удавку на шею его президентству. Пять лет теперь или десять он будет президентом – не важно, это в любом случае не те годы, которые он хотел прожить. Это не те годы, какими он, как наверное думал, будет наслаждаться. И вот ровно это – испорченное удовольствие – он ей не простил. И объясняет теперь нам, по крайней мере очень старается объяснить, что это ведь и у нас испорченное удовольствие, что это ведь и мы расплачиваемся за её решение.

Дмитрий Литвин Дмитрий Литвин , публицист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram