ГлавнаяМир

Сребреница с российским акцентом

С самого начала российско-украинской войны едва ли не основным занятием публицистов и аналитиков стало сравнение происходящего в Крыму и на востоке Украины с другими конфликтами.

Первой в ход так или иначе шла Югославия. Российские ресурсы много писали о том, что Украину якобы ожидает такая же судьба, а фанаты "русской весны" отчаянно создавали паблики различных "народных республик" – по количеству украинских областей, демонстрируя картинку "широкого спектра сепаратизмов" и "наличие этнических противостояний внутри Украины - точно как в Югославии".

Украинский солдат возле украинско-российской границы в Новоазовском районе Донецкой области, 23 августа 2014.
Фото: EPA/UPG
Украинский солдат возле украинско-российской границы в Новоазовском районе Донецкой области, 23 августа 2014.

Простые сравнения 

Меж тем всё это были первые месяцы войны. По прошествии времени, когда стало очевидно, что, несмотря на все старания российских пропагандистов и ботов, Украина совершенно не намерена разваливаться, дискурс несколько трансформировался: на смену Югославии пришла Босния и "боснийский сценарий". Мол, нужно, чтобы "Украина дала Новороссии жить сообразно ее представлениям; да будет федерализация".

В Украине зачастую сравнивали себя самих с хорватами – мол, такой же непокорный народ, не видящий своего будущего в тесных объятьях "старшего брата". Откуда выводили простое решение: скопировать хорватский опыт – вот что будет оптимальным выходом для нас. При этом часть комментаторов апеллировала к истории Книна, где имела место военная победа хорватов, а часть – к мирной реинтеграции Вуковара, говоря о том, что никакого другого выхода, кроме как повторять опыт мирной реинтеграции хорватского Подунавья при помощи Временной администрации ООН для Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема, у Украины нет и не будет. 

Однако все эти сравнения не учитывают главного: Украина вынуждена воевать с напавшей на нее РФ, причем напавшей спустя много лет после того, как распался СССР и были проведены новые границы. Речь не идет о противостоянии проживающих в Украине русских и украинцев, как и о других межэтнических конфликтах. Сегодня всерьез рассуждать о донецком или луганском сепаратизме не могут даже самые зашоренные сторонники так называемых "республик" – в этом им мешает риторика самих лидеров квазигосударственных образований, хоть и употребляющих формулу "народ Донбасса", но давным-давно параллельно рассуждающих о "русских людях ДНР\ЛНР и о перспективе интеграции в РФ". Разумеется, всегда остается соблазн упростить происходящее, свести его к уже знакомым очертаниям и формулам. А там, где есть попытки упростить, всегда найдется тот, кто намерен сыграть на этом упрощении.

Празднование пятой годовщины создания самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР), Донецк, 7 апреля 2019
Фото: EPA/UPG
Празднование пятой годовщины создания самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР), Донецк, 7 апреля 2019

Настольная пропаганда РФ

Реплика Путина о "повторении Сребреницы" при передаче под украинский контроль государственной границы в районе ныне оккупированных территорий до выборов, породившая шквал колонок о том, чем была Сребреница и каково на самом деле отношение России к произошедшему там, была далеко не первой.

Еще в 2017 году, во время дискуссии на заседании клуба "Валдай", Путин говорил все то же самое: закрытие границы между Россией и ОРДЛО приведет к новой Сребренице. 

К 2017 году все сравнения с Югославией стали общим местом, и вряд ли могли бы шокировать даже искушенного слушателя, если бы не то пикантное обстоятельство, что кейс Сребреницы все эти годы рассматривался Россией как по меньшей мере неоднозначный: в 2015 году именно Россия ветировала проект резолюции СБ ООН, в котором резню в Сребренице называли геноцидом. 

И – более того – МИД РФ по сей день заявляет о готовности РФ "восстанавливать подорванное трибуналом здоровье генерала Младича в Москве", манипулируя чувствами родственников командующего боснийских сербов, ведь понятно, что вряд ли кто-либо согласует такую меру в действительности. Российские балканисты продолжают интерпретировать личность Младича исключительно как героическую, а книга Лиляны Булатович о генерале Младиче стала едва ли не настольной для российских журналистов, так или иначе затрагивающих тему Боснийской войны.

В том же 2017 году образ Младича вышел и на российские околофутбольные трибуны – во время матча "Зенит-Вардар" на питерских трибунах появился баннер "Ратко Младич – герой Сербии", что сопровождалось скандалом с руководством "Зенита", требовавшего "оставить футбол вне политики". Хотя это требование само по себе звучит достаточно глупо, ведь околофутбол всегда является своего рода политическим лакмусовым элементом: если те или иные реплики пропаганды появляются на трибунах – можно считать, что они прозвучали и прозвучали по-настоящему громко.

Болельщики ‘Зенита’ вывесили на трибунах баннер во время матча группового этапа Лиги Европы против ‘Вардара’
Фото: fanat1k.ru
Болельщики ‘Зенита’ вывесили на трибунах баннер во время матча группового этапа Лиги Европы против ‘Вардара’

При взгляде на явную тенденцию к героизации боснийских сербов внутри РФ и попытке сопоставить это с упоминаниями Сребреницы в негативном ключе, неизбежно возникает вопрос: каково же в действительности российское отношение к произошедшему в этом анклаве и к Боснийской войне в целом?

Но все станет на свои места, если дослушать реплику Путина во время Валдая-2017 до конца. Вот так цитирует слова Путина российское издание "EADaily"

"Там будет резня, а мы этого не допустим", - предупредил глава государства. Путин при этом призвал Запад прекратить давить исключительно на Москву и вспомнить про Киев. "Вам своих клиентов что ли жалко в Киеве… Почему же вы молчите?" - спросил президент у американских участников дискуссии.

Опасное переосмысление 

Очевидно, здесь Россия позиционируется Путиным так же, как и в рамках всех переговоров, связанных с российско-украинской войной: стороной, "влияющей на соответствующую сторону конфликта", но считающей себя вправе вмешиваться в происходящее своими собственными военными силами и средствами. То есть президент РФ не говорит напрямую о том, что Украина собирается устроить резню (хотя эту мысль за него доводят до логического завершения российские медиа) – он проговаривает исключительно российское намерение, которое якобы должно стать превентивной мерой.

Фото: EPA/UPG

Налицо классическая попытка судить о планах противника по своим собственным планам и традиционные российские сожаления о том, чего не было сделано РФ на балканском направлении в 90-е. Это сожаление стало своего рода лейтмотивом культуры и контркультуры времен раннего Путина, имеют место эти сожаления и теперь: чего только стоят бесконечные апелляции к прошлому российских миротворцев и российских же наемников в Боснии, и возвращение к теме броска на Слатину в виде фильма "Балканский рубеж". 

Таким образом Россия, вслед за своим руководством, судорожно пытается переосмыслить свой опыт 90-х, воспринимаемый действующей российской властью как унижение.

Но проблема заключается в том, что на самом деле ничего уже не вернуть назад.

Кадр из фильма «Балканский рубеж»
Фото: kinopoisk.ru
Кадр из фильма «Балканский рубеж»

В 90-е РФ не могла диктовать миру привычными себе методами желаемые ею условия. Югославия распалась с огромными человеческими жертвами, а РФ не спасла никого из тех, кого на словах так хотела спасти. Даже пресловутый бросок на Слатину, выполнявшийся российскими миротворцами, и его последующие художественные интерпретации не навязали миру российский взгляд на эту проблему.

Именно поэтому Россия активно пытается навязать дискурс о неком "отдельном народе Донбасса", противостоящем "ужасам украинской хунты". Российскими медиа также активно задействуются образы, отсылающие читателя\зрителя к мысли о том, что в конфликте очень сильна религиозная составляющая (стоить вспомнить бесконечные рассказы о "намеренной стрельбе по русским православным храмам"). 

Сравнения любого межэтнического конфликта и происходящего сегодня на востоке Украины не просто некорректно, но и даже опасно. И это то, что критически важно помнить всем тем, кто, несмотря на изначально разные причины и предпосылки Югославских войн и войны России против Украины, продолжает сравнивать эти конфликты в каких бы то ни было из их проявлений. 

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram