ГлавнаяСпорт

​Игорь Шуховцев: какая разница, когда превращаться в «маленького человека»

Самый колоритный вратарь Украины Игорь Шуховцев накануне Нового года огорошил решением повесить перчатки на гвоздь. 40-летний страж ворот, которого боготворили болельщики «Зари», приняв приглашение Вячеслава Грозного, стал тренером вратарей казахстанского «Тобола». И хотя окончательной ясности с новым местом работы еще нет, это не мешает разобраться в том, почему футболист, на которого молились фаны команды, которого уважали партнеры и руководители клуба, решил «убить» в себе игрока.

​Игорь Шуховцев: какая разница, когда превращаться в «маленького человека»

Игорь, приглашение от Грозного – это причина вашего ухода из «Зари». А что послужило главным толчком?

Толчок скрыт в причине. У меня оставалось полгода контракта с «Зарей». Был определенный разговор, и клуб готов был предоставить мне работу по завершении контракта. Но здесь совокупность факторов. Конкретное приглашение поработать вместе от одного из ведущих тренеров. Плюс неизвестность того, что может поджидать меня впереди. А у меня семья, двое детей, и я за них отвечаю. Я бы все равно рано или поздно стал тренером. Но бывают такие моменты, когда приходится принимать решение буквально за два дня.

Вы говорили, что футбол для вас – святое. А некоторые футболисты «Зари» своими действиями на протяжении осенней части сезона как бы предавали футбол. Может, внутреннее неудовлетворение от этого и стало той самой последней каплей?

Не согласен с формулировкой «предавали футбол». Мы, что могли - делали. Я думаю, проблема была не в футбольном мастерстве, а в том, что мы психологически надломились. Причем – все! Мы не могли зацепиться даже за очко. У меня подобное когда-то было в «Ильичевце», когда мы 10 или 12 игр подряд не могли взять даже очко. Это очень непросто, когда перед каждой игрой настраиваешься, находишь какие-то особенные слова, а потом выходишь на поле и снова проигрываешь. Мы оказались в глубокой психологической яме.

Вас беспокоило, что «Заря» может вылететь в первую лигу? Тогда будущее стало бы вовсе туманным.

Не только это. Смотрите, через полгода придет другой тренер со своим штабом и скажет: «А Шуховцев-тренер вратарей мне не нужен». И что Шуховцеву делать, чем кормить семью? Поэтому я очень благодарен и президенту клуба, и руководству, и команде за то, что они меня поняли. Да, было сложно меня понять – я должен был играть дальше, я не собирался никуда уходить, я ехал на сборы с «Зарей» - но они это сделали. А я опирался на то, что есть конкретное предложение, и есть взрослые дети, которых я должен чем-то кормить. Я благодарен «Заре» за понимание. И только жизнь покажет, правильным был мой выбор или нет.

Многие считают, что Вячеслав Грозный – скользкий тренер, тренер-интриган. Вы же являетесь воплощением всех, или почти всех чеснот настоящего мужчины. Тогда на основе чего состоялся ваш союз?

Я с Грозным работал в «Арсенале» как игрок. Я видел, что этот тренер предан футболу. В остальные детали я посвящен не был. Видел, что тренер работает, и очень прилично. Он ведь очень серьезно разбирается в футболе. А околофутбольных моментов я не касался. Мне это неинтересно. Я уверен, что буду только прогрессировать как тренер под его руководством.

С Вячеславом Викторовичем я работал еще в начале 90-х в винницкой «Ниве», когда там играли Нагорняк, Надуда, Горшков Саша – вся наша грядка. Мы все разбрелись по «Спартакам», киевским «Динамо», другим командам.

Грозный – тренер-максималист. Не думаю, что человек, работавший столько лет в «Спартаке», ставший многократным чемпионом России, пусть и в качестве помощника Романцева, будет думать о чем-то другом, кроме побед.

Казахстан – не самая бедная страна. Возможно, вас поманили еще и рублем?

Поймите, что тренер по вратарям, наверное, не самый высокооплачиваемый человек.

Может, в Казахстане даже тренер по вратарям…

Материальная сторона для меня немаловажная. Я отдавался футболу до сорока лет в том числе и для того, чтобы моя семья хорошо жила. Будет чуть больше, чем здесь, - дай Бог. Будет чуть меньше – дай Бог. Я тренер вратарей, мне выбирать не приходится зарплату и все остальное. И деньги – не самое главное в этой жизни, хотя и не маловажно.

Ощущение, что полной ясности с вашим переездом пока нет…

Я не хотел бы озвучивать определенные вещи, которые не имею права озвучивать как тренер вратарей, как маленький человек.

Вас не покоробила фраза «маленький человек»? То есть, вы за какие-то пару дней из футболиста-глыбы превратились в «маленького» тренера вратарей.

А какая разница, когда превращаться – зимой или летом?.. Это очень важный психологический момент, к слову. Сегодня тебе говорят, что хотят видеть тренером вратарей, но увидит ли тебя новый тренер команды, который придет завтра? Важно начинать свой тренерский путь в хорошем коллективе, где тебя могут понять. А если тебя поставят в положение «обязан» - то это не для моего характера. Если у меня что-то будет получаться в тренерской работе, мне бы хотелось, чтобы меня уважали за это. Здесь масса моментов, которые потом могли быть не в пользу Шуховцева.

То есть, вы тоже задумывались над переходом из состояния «игрок» в состояние «жизнь после футбола»?

Конечно.

Я считал, что нынешние футболисты настолько себя обеспечили за время карьеры, что могут сильно не переживать над тем, как жить дальше.

Я же не играл в командах топовых. Я играл в командах-середняках. Да, я что-то заработал. Но чтобы себя чувствовать хорошо и не переживать ни за что – у меня такого нет. Я обязан переживать как глава семейства – есть жена, двое детей, родители. Если бы я играл в «Динамо», «Шахтере», «Металлисте», «Днепре», я бы, может, отдохнул год-два от футбола и только затем стал бы что-то думать. А в данный момент меня волнует, как я перейду из одного состояния в другое – плавно или не плавно. Вот это меня интересует больше всего. Ну да, неплохо я содержал свою семью. Но теперь надо думать о будущем.

Евгений ШвецЕвгений Швец, журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram